Мальтийский рыцарь на Бородинском поле

28.07.2012 - 13:17
Владимир Куковенко

4 июля в Можайском районе на территории Государственного музея-заповедника «Бородинское поле» прошло выездное заседание областного правительства под председательством губернатора Московской области Сергея Шойгу. Перед заседанием губернатор совершил облет Бородинского поля на вертолете. Видимо, чтобы крепче вникнуть в суть проблемы.

Но, как кажется, даже созерцание объекта с высоты птичьего полета не внесло особой ясности в вопрос, как и какими средствами защищать поле русской славы. Об этом свидетельствуют общие места и отсутствие конкретных предложений в выступлении нового губернатора Подмосковья на высоком совещании. «Необходимо разобраться с вопросом легальности застройки в музее-заповеднике Бородино» , - убежден губернатор Подмосковья Сергей Шойгу. Он заявил об этом в ходе совещания в Спасо-Бородинском монастыре: «Мы не можем сделать так, чтобы на этой территории птицы не пели, мухи не летали без разрешения Минкультуры» . По его словам, необходимо получить ясные документы, ограничивающие строительство на данной территории.

«Я предлагаю навести ясный понятный порядок в вопросах жизнедеятельности на этой территории, подготовить решение, что на этой территории можно делать» , - подчеркнул губернатор. Он добавил, что необходимо определиться «что из чего, какой этажности можно строит. …Попробуем установить какие-то внятные правила, чтобы рядом с храмом не стояло хай-тека».

Я не знаю, что такое «хай-тек» и подозреваю, что это нечто очень неприличное. Тогда С.Шойгу прав, и такой гадости не место рядом с храмом. Но в остальном я испытываю неудовлетворенность от этого совещания, которое ничего нового не внесло в ситуацию на Бородинском поле. С.Шойгу, по-существу, заявил о том, что он не владеет ситуаций по проблемам музея-заповедника и ему нужно время, чтобы «разобраться с вопросом легальности застройки».

Так стоило ли терять время высокопоставленных чиновников и устраивать это совещание ради того, чтобы сказать несколько малозначащих фраз? В этом есть изрядная доля неуважения и к чиновникам, и к общественности, которая ждет от власти взвешенных и продуманных решений, а не бесконечной демонстрации своей беспомощности и растерянности в довольно заурядных ситуациях.

Начнем с того, что вопрос о застройке Бородинского поля и распродаже его земель не нов, и обсуждается в прессе и в различных ведомствах уже более двух лет. По этому делу прошло несколько выездных заседаний и министерства культуры, и министерства сельского хозяйства. Велись и многочисленные прокурорские проверки, и судебные разбирательства. Делались и заявления на уровне правительства Московской области о полном прекращении незаконной застройки и полном спасении Бородинского поля.

Возможно, С.Шойгу об этом не знает, но его советники, которые готовят его решения, обязаны помнить об этом. Поэтому слова губернатора о том, что надо вновь разбираться с ситуацией, вызывают определенное раздражение своей невнятной позицией. Доколе можно разбираться? Не пора ли принимать жесткие решения? Невнятность слов губернатора заставляет подозревать, что начинается новый виток сознательного запутывания ситуации и затягивания решений по Бородинскому полю.

По мнению жителей Можайского района, ситуация на Бородинском поле довольно проста. Районная администрация, не сумев или не желая решить вопрос о поднятии сельского хозяйства района, пошло по пути массовой распродажи сельскохозяйственных земель под дачное строительство. Эта торговая деятельность называется «экономическим развитием района», но, как это ни странно, не приносит району почти никакого дохода.

Бородинское поле можно спасти лишь одним способом – прекратив это странное «экономическое развитие» и приложив усилия к поднятию сельского хозяйства. Иных решений просто нет. Поможет это и тридцати тысячам сельских жителей района, которые, из-за непродуманной хозяйственной политики остались, практически, без работы.

Но это понимание проблем Бородинского поля почему-то никак не может дойти до сознания чиновников многочисленных ведомств. Или сознательно игнорируется ими. И они два года упорно делают вид, что ищут соломоново решение в этом деле. С одной стороны, есть желание спасти музей, с другой стороны – нет никакого желания вмешаться в ситуацию и остановить распродажу земель района. И они, подобно буриданову ослу, два года никак не могут сделать выбор.

Похоже, что и новый губернатор, даже облетев Бородинское поле на вертолете, так и не увидел его основную проблему. И на совещании стал обвинять не Можайскую администрацию в неправильном хозяйственном курсе, а Минкульт в том, что тот препятствует своими решениями подобной разрушительной «экономической деятельности». Именно так я понимаю следующие слова Шойгу, произнесенные на этом совещании про пение птиц и полет мух с разрешения Минкульта.

Таким образом, проблема поставлена с ног на голову, и виновными оказались совсем не те люди.

Я не собираюсь защищать Минкульт, но ради объективной оценки ситуации следует разобраться, мешает ли он тому, чтобы над Бородинским полем «пели птицы и летали мухи», понимая под этой идиомой экономическое развитие района.

26 января 2012 года М.В.Чурикова, глава сельского поселения Бородинское, подписала три постановления, в которых разрешалась разработка проекта планировки под коттеджное строительство на территории общей площадью 598,66 гектар. Это значит, что в скором времени на Бородинском поле появится около 3-4 тысяч особняков.

Минкульт ни словом не возразил против этого решения. Правда, этой же весной он стал энергично искать незаконных застройщиков на территории музея-заповедника и нашел их в количестве 100 человек (общая площадь незаконной застройки примерно 15-20 га).

Сравнивая эти цифры, можно смело говорить о том, что Минкульт никак не мешал «пению птиц и полетам мух» на Бородинском поле, поскольку признал незаконными сделки, составлявшими всего лишь около 5% от площади проданных земель. Он даже немного поощрил экономическую деятельность (читай, распродажу земель) местной администрации тем, что проявлял повышенный интерес к участкам в несколько соток, и старался не замечать тех территорий, площадь которых исчислялась десятками и сотнями гектар.

Стоит сказать, что побережье Можайского водохранилища (та его часть, которая входит в границы музея-заповедника) полностью продана под коттеджную застройку. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть на сайт «Публичная кадастровая карта». По скромным оценкам, здесь продано несколько сотен гектар. Но и этого Минкульт сумел как-то не заметить. Не заметили этого и прокурорские работники. Поэтому раздражение Шойгу по поводу робкой попытки Минкульта отстоять всего 5% проданных на Бородинском поле земель не поддается логическому объяснению. Видимо, новый губернатор стремится полностью прекратить вмешательство различных ведомств в дела местной администрации. С этой же целью он выдвинул идею о передаче музея-заповедника из федеральной собственности в областную. Другими словами, не мешайте нам распродавать поле русской славы?..

На этом же совещании представители Минкульта и Росимущества попытались напомнить о том, что у Бородинского поля есть еще и охранная зона в 645 кв. км, и что ее надо официально утвердить.

Это предложение вызвало у Шойгу еще большее раздражение: «Вы за 50 лет не в состоянии решить, что можно здесь строить, а что нельзя! - возразил он. - Тут крестьяне живут веками, им нужно развиваться, фермеры работают - им как быть? Наверное, если фермер построит элеватор высотой 60 метров, это нарушит ландшафт. Но почему люди не могут улучшать свой быт?! А вы просите еще 63 тысячи гектаров охранной зоны – это половина от того, что получила Москва в результате своего расширения!».

Надо пояснить, что со дня образования в 1962 г. Бородинского музея, его земли состояли из территории музея-заповедника (110 кв. км) и охранной зоны (645 кв.км). Последние полгода упоминания об охранной зоне исчезло из всех документов и нормативных актов. Нет этого упоминания и в приказе Министерства культуры от 19 марта 2012 года «Об утверждении границ территории объекта культурного наследия федерального значения достопримечательного места «Бородинское поле и памятники на нем».

Похвально, что Шойгу проявил недюжинные интеллектуальные способности и наконец-то в один день решил для страны проблему, о которую она спотыкалась (так, по крайней, мере считает сам Шойгу) пятьдесят лет. Единственное, что не нравится в этом решении – это то, что оно не предусматривает сохранение музея-заповедника и не предусматривает заботу о жителях района. Слова Шойгу по этому поводу, переданные новостными изданиями, не совсем понятны, но, похоже, что охранная зона музея упраздняется полностью. Судьба этих 645 кв.км очевидна – земля будет продана под застройку. Возможно, что все эти административные схватки на Бородинском поле, которые велись последние три года, и были подготовкой к такому итогу. И Шойгу, наконец-то, поставил заключительную точку.

Таким образом, Бородинское поле сократилось ровно в шесть раз. Но как будут использоваться эти «лишние» земли – об этом новый губернатор не сообщил. Впрочем, подобное молчание в его духе: он не сообщил нам о том, зачем нужна «Большая Москва» и кем она будет населена. Учитывая, что в России демография отрицательная, «Большая Москва» строится исключительно для мигрантов. Но зачем они нужны стране в таком количестве и зачем они должны жить в Москве – об этом Шойгу так же молчит.

На следующий день после этой встречи Шойгу был удостоен высшей награды Мальтийского ордена – Рыцарского военного креста за милосердие, спасение и помощь. Награду вручал посол Италии в России Антонио Дзанарди Ланди и князь и Великий магистр Мальтийского ордена Мэтью Фестинг. Не совсем понятно, о каком милосердии и о какой помощи идет речь, но не будем придираться к формулировкам. Руководство Мальтийского ордена все же далеко от проблем России.

Я не связываю эти события – уменьшение территории Бородинского поля и награждение – но все же появляются какие-то отрицательные ассоциации. Мальтийские рыцари в свое время были оплотом духовных идей, защитниками христианской цивилизации. Бородинское поле для России до сих пор остается духовным символом и святыней, и сейчас оно в столь бедственном положении, что нуждается в подлинной рыцарской защите, милосердии, спасении и помощи, а не в бесконечных малопонятных административных реорганизациях, которые предлагает Шойгу.

После того, как Шойгу отказал музею в праве на охранную территорию, мухи вновь свободно и беспечно закружились над Бородинским полем. В том смысле, что «экономическая деятельность» районных властей стала набирать силу. Бородинские земли стали предлагать в аренду на 49 лет всем желающим. Так, например, газета «Новая жизнь» поместила 3 июля объявления о сдаче в аренду участков на территории бывшей охранной зоны Бородинского музея общей площадью 55.2 га. 21 июля уже предлагалось 121.1 га. Видимо, темпы распродажи бородинских земель будут лишь увеличиваться.

Действия администрации еще можно было бы понять, если бы эти земли сдавались в аренду для ведения на них сельскохозяйственной деятельности. Но, вся эта земля имеет один вид разрешенного использования – «для дачного строительства». Поскольку администрация Шойгу промолчала на это, то можно сделать вывод, что распродажа земли под дачные поселки одобрена правительством Подмосковья.

Учитывая это массовое уничтожение земель сельскохозяйственного назначения, которое идет не только на Бородинском поле, но и по всему Подмосковью, невозможно не задаться вопросом: чем же новый губернатор будет кормить и область, и Москву?

Видимо, этот вопрос сильно беспокоит и Шойгу. Поэтому он и встретился 19 июля с послом Италии Антонио Дзанарди Ланди. Тем самым, который вручал ему Мальтийский крест. Участники встречи обсудили перспективы сотрудничества столичного региона с Италией. В частности, рассматривался инвестиционный проект поставок из республики мясной продукции (!).

Нельзя не поразиться такому решению! Продавать собственную землю под дачи и закупать продовольствие на стороне… Возможно, это хорошо сообразуется с кодексом рыцарского поведения: Шойгу делает благородный жест и протягивает руку помощи падающей экономике Италии и ее производителям. Но этот жест свидетельствует о полном равнодушии губернатора к собственному производителю и его нуждам, что совершенно неприемлемо для нормального хозяйственника. Предположим, рыцари еще как-то пропитаются дарами из Италии. Но чем будут питаться крестьяне, которых лишили земли, работы и государственной поддержки?..

Кто внятно объяснит нам, что происходит на Бородинском поле, в Подмосковье, в стране?

***
Подводя итог, можно сказать, что Шойгу приезжал на Бородинское поле не с целью его спасения. Задачи его были более приземленными и откровенно прагматичными. Об этом же свидетельствует и то, что он не произнес ни одного слова о духовном значении этого поля для страны. Во всяком случае, СМИ не обмолвились ни единым словом по этому поводу. Его, прежде всего, интересовали земли музея и их практическое использование.

Многие решения, как можно предположить, остались для общественности не озвученными, Но общий итог не вызывает сомнение: Можайская администрация добилась того, к чему шла три года – полного своего контроля над землями района. Добилась она и упразднения охранной зоны Бородинского музея. Слишком лакомый кусок долго не давался в руки. Но вот, свершилось!

Добилась Можайская администрация и права полностью игнорировать мнение общественности. И во всем этом, к сожалению, она нашла полную поддержку у нового губернатора Подмосковья.

По материалам ПВ

Рейтинг@Mail.ru