Кряшены – Православный народ

13.09.2012 - 06:03
Артём Алейников

Немногие в России, а, тем более, за её пределами знают о существовании самобытного народа – кряшен. Их часто именуют также крещёными татарами, но сами кряшены не желают так называться, и подчёркивают, что Православие для них – родная религия была, есть и будет, и что они никогда не были мусульманами. Татарские же активисты упрекают кряшен в предательстве веры предков, и утверждают, что кряшены стали христианами во время репрессий Ивана Грозного против татарского населения после взятия Казани в 1552 году.

На этническую историю кряшен нет единого взгляда даже у учёных-этнографов, но всё больше их склоняется к версии, что кряшены, всё же, не субэтнос татар казанских, а отдельный народ, хоть и имеющий много общего с татарами.

Ряд исследователей выдвигают гипотезу, что кряшены были крещены ещё в XII-XIII веках. Богословам известно имя православного мученикам Авраамия Болгарского, купца из Волжской Булгарии, который в 1229 году был замучен соплеменниками за отказ перейти в ислам.

Существует и такое мнение, что кряшены – это потомки кереитов, союза монголоязычных племён, исповедовавших христианство, и, после покорения Чингисханом, сохранивших свою идентичность.

Как бы там ни было, сами кряшены отказываются считаться татарами. Они говорят: для русских все западные народы были «немцами», а все – восточные – «татарами». Да, мы – тюрки, но тюрки православные.

В языке кряшен практически нет арабизмов и заимствований из персидского, что служит дополнительным доводом в пользу того, что татарами кряшены никогда не были. Ведь в их народной памяти даже нет и намёка о татарском происхождении – ни одной легенды, ни одного мифа, ни одной сказки.

Долгое время их всё равно насильно включали в состав татарского народа, и ассимиляционные процессы давали о себе знать. Но с развалом СССР кряшенское самосознание вновь пробудилось. Кряшенские активисты утверждают, что с концом советского атеизма они, обратившись к Православию, обрели свои национальные корни, так как не смыслят свой народ без православной веры.

Нельзя сказать, чтобы между татарами и кряшенами не было никаких трений. Напротив, некоторые татарские общественные активисты говорят, что Москва, потворствуя кряшенам, и признавая их за отдельный народ, тем самым хочет лишить татар единства, поделить их на христиан и мусульман. А потому, говорят они, лучшее средство противодействия – это вернуть кряшен в ислам.

Кряшены на это отвечают, что в ислам не перейдут, а Татария – такая же их земля, как и казанских татар. В ответ татары обвиняют тех в предательстве и манкуртстве. Но прежде чем нападать на кряшен, стоило бы задуматься о мирном сожитии народов Татарии, а не провоцировании межконфессионального или межэтнического противостояния.

Кряшены – христиане. Так ли это плохо для Татарии? Отнюдь. Известно, что ислам ныне переживает период подъёма подобно тому, как христианство 600-700 лет назад. Католическая церковь тогда бредила крестовыми походами в Палестину и идеей уничтожения краснокожих язычников в открытой Колумбом Америке. Такие практики были чужды Православной церкви.

Теперь походом на христиан движется ислам, но ислам извращённый, ваххабитский, радикальный. Последние события в Татарии говорят о тенденции к радикализации татарского мусульманства. Наличие в республике не только мусульман, но и изрядного числа христиан, в том числе тюркского происхождения (кряшен), помогает удерживать республику от сползания к экстремизму. Вообще, татары русским – не чужие, а свои.

Татарский ислам – ислам светский, цивилизованный, мягкий. Падкими на экстремизм становятся молодые татары, попавшие в идеологические сети радикальных проповедников.

И, заметьте, нападками на кряшен занимаются как раз наиболее радикально настроенные слои татарского общества. Те самые, которые обвиняют ФСБ в преследовании «невинных» ваххабитов, а Кремль – в оккупации татарской земли.

Если кряшен не будет, если всех их превратить в мусульман, то ничего хорошего от этого не будет. Республика исламизируется, и это будет иметь свои последствия. Что стало с Чечнёй после ухода оттуда православного населения? И хотя Татария – это не Чечня, но пусть татарин всё же остаётся татарином, а кряшен – кряшеном.

Одним из аргументов в информационной войне против кряшен является то, что Москва, якобы, потакая кряшенам, лишает их не только татарского самосознания, но даже имён. Действительно, имена и фамилии кряшен очень похожи на русские. Мало кто знает, но знаменитый герой Брестской крепости, единственный её защитник, оставшийся в живых, майор Гаврилов, был кряшеном. Кряшеном был и замученный фашистами генерал Карбышев.
Но русские имена – это, большей частью, имена греческие, православные. Ведь и среди русских славянские имена встречаются не так часто, как греческие. А знаменитое «русское» имя Иван вообще имеет древнееврейское происхождение. Так что кряшены и русские носят одинаковые имена, так как исповедуют одну веру.

Ассимиляция – процесс, свойственный многим культурам. Например, ассирийцы и курды в Армении носят армянские имена и фамилии. В Грузии есть турки-месхетинцы с грузинскими фамилиями. В Казахстане уйгуры тоже бывают с казахскими именами и фамилиями. Цыгане в России носят русские фамилии, в Испании – испанские, в Болгарии – болгарские, в Румынии – румынские. Евреи в Германии носят немецкие фамилии, в США – англосаксонские, во Франции – французские.

Так что Россия здесь – не какой-то особый пример ассимиляции. Суть дела здесь не в России, как таковой, а в ассимиляционных процессах и духовной близости кряшен и русских.

Да и разговоры о том, будто Россия давит нерусские народы, далеки от истины. Последние соцопросы показали, что самые счастливые россияне проживают в …Грозном. То есть, самые счастливые – те, кто, вроде бы, должен быть самым несчастным.

Да и численность некоторых российских народов увеличивается на фоне сокращения числа русских, кстати. В 1926 году кряшен, например, было чуть более 101 000. Сегодня – от 200 000 до 300 000.

Татарские националисты ратуют за выход Татарии из состава России. Они же наиболее непримиримо относятся к кряшенам. Не кряшены атакуют татар, а татарские радикалы атакуют кряшен. И подавить кряшен им нужно для зачистки этнического поля республики. Если все будут татары-мусульмане, легче будет «катить бочку» на Россию. А тут, как назло, кряшены – упрямые, непокорные. Мало того, что в старые времена против России никогда ни в каких бунтах не участвовали, так и теперь за Москву держатся.

Что было бы, если бы осетины-христиане (коих большинство) взъелись вдруг на своих соплеменников-мусульман (коих меньшинство)? Конца сварам, и взаимным упрёкам, не было бы конца. Но осетины понимают, что они – один народ.

Албанцы – другой пример. Большинство – мусульмане, но есть католики и православные.

Поэтому даже если кряшены – это бывшие татары-мусульмане, что, на самом деле, скорее всего, не так, не надо озлоблять их неразумной критикой. Они живут мирно, не требуя лишнего. Кряшены просят только уважать их выбор – духовный и политический.

И напоследок. Почему я Татарстан называю Татарией? Потому что так правильно по-русски. Никто не заставляет нерусские народы переиначивать наши топонимы с их языков на русский манер. Зачем же тогда в русской речи Кыргызстаны, Башкортостаны и Туркменистаны? Ведь есть Киргизия, Башкирия и Туркмения.

Рейтинг@Mail.ru