Ограбление трупов – традиция армий Запада

08.06.2010 - 08:28
Максим Купинов
В эпопее «обличения» общечеловеками подвига, совершенного советскими солдатами во время Великой Отечественной войны, важное место занимает «трофейная» тема. То, что в конце войны красноармейцам и офицерам разрешили отправлять домой посылки и хоть немного компенсировать чудовищное разорение нашей страны, совершенное немцами, просто не дает покоя русскоязычным либералам. Страстные «обличители» советского солдата обычно забывают поинтересоваться тем, что происходило в войсках союзников. Так сказать, для наглядного сравнения. Вот, например, что пишет по этому поводу современный британский историк Энтони Бивор в работе «Падение Берлина»: «Факты грабежа со стороны союзных войск были зафиксированы еще задолго до того, как их части пересекли границу рейха. «На основе обнаруженных у солдат предметов, - говорилось в тексте доклада, подготовленного для американского командования в период Арденнского сражения, - можно делать однозначный вывод: грабеж имущества бельгийского гражданского населения осуществляется в значительных масштабах». Имел место подрыв сейфов ради присвоения их содержимого. Перед въездом в какую-нибудь деревню, расположенную в Центральной или Южной Германии, американская военная полиция устанавливала специальные плакаты, гласившие: «Не превышать скорость, не грабить, не брататься с гражданским населением». Однако все эти предупреждения не оказывали на союзных солдат никакого эффекта. Далее к северу наступали британские войска. Офицер шотландской гвардии, впоследствии ставший судьей, замечал, что операцию по форсированию Рейна точнее было бы назвать «операцией Грабеж». Он описывал, как разбитые окна магазинов являли собой то, что можно назвать «раем для воров». «Предотвратить грабеж было невозможно, - вспоминал бывший шотландский офицер, - лишь только ограничить его до присвоения себе предметов, имевших небольшие размеры. Здесь в лучшем положении оказывались танкисты, которые могли разместить в своих боевых машинах все – от печатных машинок до радиоприемников… Я стал кричать на солдат своего взвода, которые грабили дом вместо того, чтобы провести в нем зачистку. Но внезапно я обнаружил, что на мне самом уже висят два прихваченных где-то бинокля!». Более независимые в своих действиях, как, например, команды SAS (британская специальная авиадесантная служба – авт.), являлись, соответственно, и более амбициозными. Один офицер впоследствии отмечал, что «Монти [фельдмаршал Монтгомери] был обеспокоен проблемой грабежей». Тогда как фельдмаршал Александер, по-видимому, «относился к ней более спокойно». В одном или двух случаях на загородных виллах были совершены дерзкие ограбления, которые могли бы быть вписаны в историю криминального мира, поскольку похищенными оказались очень дорогие ювелирные украшения. Одно из подразделений SAS обнаружило запасник произведений искусства, который принадлежал жене Геринга. Снял сливки с этой коллекции сам командир подразделения. После чего он позволил подчиненным сделать свой выбор. Холсты были вырезаны из рамок, свернуты и положены в стволы минометов… На контрольно-пропускных пунктах американские солдаты тщательно осматривали всех проходящих германских военнослужащих, стараясь определить, нет ли среди них эсэсовцев, иностранцев или гражданских лиц. Некоторые американцы отбирали у немцев наручные часы, медали, равно как и личное оружие. Оказывается, не только немцам, но и освобождаемым бельгийцам досталось от англо-американских освободителей. Это не российский, это британский историк пишет. Попробуем представить себе заголовки в либеральных изданиях: «Захваченная западными союзниками часть Германии стала «раем для воров», «Фельдмаршал Александер спокойно относился к грабежам», «Англичане прятали краденые картины в стволах минометов». Но там об этом писать не будут. Либералам ведь Красную Армию надо обличать. Немцам тоже запомнились манеры западных военных. Вот, например, как обер-ефрейтор Кописке (Тике В. Падение Берлина. // Марш на Берлин.) описывал свою первую встречу с английскими военными в мае 1945 года, когда сдавался в плен: «Чуть дальше, на железнодорожном переезде перед самой деревней, нас встретил «пост по сбору оружия и часов». Я думал, что мне это снится: цивилизованные, благополучные англичане отбирают часы у заросших грязью немецких солдат! Оттуда нас отправили на школьный двор в центре деревни. Там уже собралось немало немецких солдат. Охранявшие нас англичане катали между зубов жевательную резинку – что было для нас в новинку – и хвалились друг перед другом своими трофеями, высоко вскидывая руки, унизанные наручными часами». Вот только ни американские, ни английские солдаты не могли бы сказать немцам: «А помните, что вы у нас творили, сколько уничтожили, сколько награбили»? Американцу вовсе не нужно было возвращаться после войны в полностью разрушенные города, села, где зачастую просто не оставалось целого дома, где женщины начали забывать о том, что такое красивая одежда. Это предстояло советским солдатам и офицерам. И их теперь надо осуждать за то, что дойдя, наконец, до Германии, они старались хоть как-то возместить свои материальные потери за счет палачей и грабителей своей страны, старались хоть что-то ценное домой, семьям отправить? Да если бы американцы и англичане на своей шкуре попробовали немецкой оккупации части своей страны, зондеркоманд, рвов с трупами мирных жителей и тотального грабежа в пользу рейха, они бы, придя в Германию, «операцией Грабеж», снятием часов и кражей картин не ограничились…
Рейтинг@Mail.ru