Договор о продолжении войны

09.09.2014 - 01:00
Виктор Пастушенко

Гора родила мышь. Именно эта фраза вспоминается, когда читаешь текст соглашения о перемирии, подписанного в Минске.

Документ дал возможность громко заявить сторонам переговоров о собственных успехах, но не принёс никаких осязаемых результатов, за исключением обмена пленными. Ибо все остальные условия оказались заведомо невыполнимыми.

Больше всего споров в обществе вызвал пункт о том, что ДНР и ЛНР остаются в составе Украины. Снова зазвучали панические нотки о «сливе» Новороссии. На самом деле такие утверждения стоит считать безосновательными. И вот почему.

В соглашениях прописано, что в обмен на территориальную целостность Украина предоставляет народным республикам «особый статус». Иными словами – широкую автономию. При этом абсолютно непонятен правовой механизм реализации этой договорённости.

Украина, согласно нормам действующей конституции, является унитарным государством. Автономия предусмотрена только для Крыма, но на деле была чистой воды фикцией. Крымский парламент, кроме своего названия, ничем не отличался от обычного облсовета в остальных регионах страны, а местный кабинет министров представлял собой типичную облгосадминистрацию. Все высокопоставленные крымские чиновники назначались из Киева, совершенно не считавшегося с мнением крымчан. Некоторая видимость автономии имелась разве что в области языковой политики.

Чтобы предоставить Донбассу «особый статус» Киеву придётся пойти на капитальное изменение конституции и целого ряда других правовых актов. Без этого принятие закона об автономии Новороссии если и окажется возможным, то может быть легко оспорено в конституционном суде.

Принятие подобных документов – процесс очень небыстрый. От поступления законопроекта на рассмотрение в парламент до подачи готового закона на подпись главе государства проходит не меньше месяца, а иногда – и годы: много времени занимают рассмотрение акта в депутатских комиссиях и «шлифовка» между чтениями. В этом и загвоздка: временной ресурс в такие бурные периоды истории – всегда устойчивый и глубокий дефицит.

Кроме того, закон не будет работать без процедурного документа, в котором прописывается вся схема его реализации. Известно немало случаев, когда процедурная сторона разворачивала законодательную инициативу в диаметрально противоположном направлении.

И, наконец, сама попытка принятия закона об «особом статусе» Донбасса может поставить крест на политической судьбе Порошенко. И не только политической. Он это прекрасно понимает. Как, впрочем, и другие обитатели высоких киевских кабинетов. Не зря на его подписание хунта уполномочила президента на пенсии Леонида Кучму: в случае чего – спрашивать не с кого.

Невозможность реализации этого пункта понимают и сами ополченцы: Украина в её нынешнем формате никогда не пойдёт на такой шаг. Ибо автономия Донбасса станет бомбой замедленного действия, которая рано или поздно взорвёт Украину.

Самое главное в том, что минское соглашение не убирает противоречий, породивших конфликт. Более того, де-факто оно предусматривает его закономерное продолжение с ещё большим ожесточением сторон после некоторой паузы.

А насчёт панических заявлений о «сливе» Новороссии могу сказать то, что нынешний конфликт не просто системный, а уже вошедший в самоподдерживающуюся стадию. Поэтому российскому руководству сдавать позиции на этом направлении как минимум бесполезно: откладывание приведёт только к росту противоречий.

Читайте нас в Фейсбуке, ВКонтакте и в Твиттере

Рейтинг@Mail.ru