Вера, совесть и деньги

18.04.2017 - 20:19
Алексей Алексеев

Недавно была опубликована статья «Капитализм и монархия», в которой объясняется, что монархия и капитализм несовместимы, и даже больше — капитализм уничтожает «настоящую» монархию. В качестве доказательства этого тезиса приводятся следующие аргументы: монархия и капитализм несовместимы; «настоящие» монархии исчезали на фоне «развития капиталистических отношений»; в истории были случаи, когда некоторые богатые люди, жившие при капитализме, выступали против монархов или монархии. Все эти доводы и логически, и фактически (отчасти или полностью) несостоятельны.

Первый аргумент называется «порочный круг»: монархия и капитализм несовместимы потому, что они несовместимы. В статье изначально капитализм описывается (если это вообще можно назвать описанием) как некая противоположность монархии. Причем, что примечательно, капитализму не дается никакого четкого определения по существу. Т.е. «несовместимость» есть, а что там именно друг с другом не совмещается — об этом просто умалчивается. 

Давайте попробуем дать определение капитализму и посмотрим, мешает ли он какой-либо монархии или нет. Большинство определений, предлагаемых в различных словарях, можно свести к следующему: капитализм — это экономическая система, в которой вся или большая часть капитала (средств производства) находится в частной собственности, а производство и распределение прибыли определяется самими собственниками. 

Можно сказать и проще: капитализм — это такое экономическое устройство, при котором люди имеют частную собственность (включая капитальные блага) и могут свободно ею обмениваться. Точка. 

Какой монархии мешает или мешал такой капитализм? И чем он мешает? Если вспомнить, что монарх зачастую являлся крупнейшим частным собственником в своей стране, то ответы на эти вопросы напрашиваются сами собой — никак и ничем. Теоретически такое устройство может помешать только абсолютистской безбожной монархии в том случае, если монарх, по своему произволу, решит ограбить свое же население — отнять у него его собственность. Но в таком случае, это будет, по слову блаженного Августина, действие грабителя, а вовсе не дело помазанника Божия, который как и все находится под Законом Божьим и который должен исполнять заповеди любви к ближнему, в том числе такую минимальную и несложную заповедь как «не укради». 

Абсолютистская монархия нам, православным, и даром не нужна. Монархия не самоценна — она имеет ценность, когда монарх исполняет волю Божию. Православной же монархии капитализм никогда (за более, чем 1500 лет) не мешал: ни в Византии, ни в России. 

Второй и третий аргументы также являются логическими ошибками — они называются «мнимое следование». Для доказательства своего тезиса, автор обращается к различным историческим событиям и процессам, которые он трактует вполне в духе марксистской историографии. Но не вдаваясь в споры о правильности изложения исторических событий и не оценивая их интерпретацию автором статьи, необходимо заметить, что сама эта апелляция к событиям не доказывает исходный тезис. 

Второй довод содержится в следующих словах статьи: «В течение XIX−нач. XX вв. в Европе были уничтожены ВСЕ НАСТОЯЩИЕ монархии. <...> Все это происходило на фоне стремительного развития капиталистических отношений и потребительского общества». Но «на фоне» не значит «вследствие». Это тоже самое, что сказать: «на фоне развития железнодорожного транспорта и электрификации были уничтожены монархии, а значит поезда и электричество несовместимы с монархией». Если в одно и тоже время протекают два процесса, то это ещё не значит, что они взаимосвязаны, что один является причиной другого. 

Третий довод состоит в упоминании случаев, когда богатые люди или даже целые группы («буржуазия», «капитал», «финансово-промышленные тузы»), жившие при капитализме, якобы выступали против монархии. Вне зависимости от того, было это в действительности или нет, это упоминание не является достаточным доказательством. Допустим автор прав, допустим, что спонсорами, к примеру, Февраля действительно были некие крупные промышленники и купцы. Но что это доказывает? Следует ли из этого, что все бизнесмены того времени были против монархии и поддерживали переворот? Нет, не следует. И для православных самым ярким напоминанием этого является жизнь крупного коммерсанта, торговца, настоящего капиталиста Василия Николаевича Муравьева (в последствии — преподобного Серафима Вырецкого), который никакие революции не спонсировал, а добровольно занимался делами милосердия и благотворительности. Из суждения, что некоторые бизнесмены принимали участие в перевороте вовсе не следует, что все в нем участвовали. 

Но и это не главное. Из самого факта выступления против монархии людей, которых назвали капиталистами, никак не следует противоречие и несовместимость монархии и капитализма. Если один, или десять, или даже большинство христиан совершат кражу, то из этого никак не следует, что христианство является религией поощряющей воровство, толкающей людей на кражи. 

Если человек (пусть даже не христианин), живущий в стране, где христианство является господствующей религией, совершит убийство, то из этого никак не следует, что христианство подтолкнуло этого человека на убийство. Тоже самое и с капитализмом. Если богатый человек, живущий при капитализме, или даже являющийся идейным сторонником капитализма, станет поддерживать революцию и выступать против монархии, то из этого никак не следует, что капитализм является революционной идеологией или что капиталистическое устройство общества «заставляет» его выступать против монархии.

  *  *  *  

Можно обозвать правящий дом Виндзоров «финансовой корпорацией», как это делает автор статьи, и вычеркнуть их из утраченного списка «настоящих монархий». Но от этого Соединенное Королевство не перестанет быть монархией, не перестанет быть одним из самых богатых и влиятельных государств мира, в котором монарх имеет колоссальные (а главное ключевые) полномочия. Спорить с очевидным невозможно, если не осуществить словесную подмену или смысловой подлог. Но от этих уловок (или заблуждений) суть никак не изменится. 

Монархия и капитализм никак друг-другу не противоречат. Лучше всего этот факт демонстрирует (хотя и не доказывает абсолютно) тысячелетнее существование, по-настоящему капиталистической, Восточной Римской Империи (Византии), в которой право частной собственности было практически священным. 

Ну, а твердым доказательством отсутствия противоречий и совместимости является формальная логика и понимание определений понятий «монархия» и «капитализм». 

Рейтинг@Mail.ru