Терминатор красного майдана

21.04.2017 - 13:00
Дмитрий Стрепков

Странные дела происходят в России. Впрочем, давно уже виданные и перевиданные. Кумирами и властителями дум становятся те, кто занимается своей игрой и ради своих целей. Но их поднимают на пьедестал почета, как бессребреников и свободных мыслителей.

Когда такое становится возможным? Только при деградации образовательной системы, наличие в обществе банальной несправедливости и полном засилии в СМИ строго определенных персонажей, ведущих толпу на убой, как козел стадо баранов.

О Сергее Кургиняне, в принципе, рассуждать-то и не хотелось. У него, как аналитика всегда имелся запас достаточно трезвых идей, которые хоть каким-то образом могли обрисовать ситуацию, складывающуюся в России и мире. Если бы СЕК занимался, исключительно, футурологией, историософией и своей «метафизикой», то потом бы его вспоминали, скажем, так же как Гердера или фигуру чуть более слабую.

Но товарищ Кургинян активно рванул в политику и пытается воплотить нечто такое, механическое и роботоподобное, что должно привести к окончательному поражению организма России в войне с инфекцией глобализма.

Неважно, что лозунги идут косяками в патриотическом ключе, ныне даже Навальный не брезгует патриотизмом. Только Сергей Ервандович проводит генетический эксперимент, скрещивая нескрещиваемое, желая в конце концов получить абсолютно ублюдочный «СССР 2.0». Зачем он это делает? На этот вопрос знает ответ только он сам. Личность творческая, любящая театральные эффекты, режиссер и математик в одном флаконе, так сказать. Невольно на ум приходят фразы выдающихся людей прошлого.

Г. К. Честертон: «…Современный марксист ничего не знает о свободе воли, но примечательно, что он ничего не знает о сумасшедших: их действия никак нельзя назвать беспричинными.
Если бывают беспричинные поступки, то это незаметные для него самого привычки здорового человека: гуляя, он насвистывает, хлещет тростью траву, постукивает каблуками или потирает руки. Счастлив совершающий бесполезные поступки, у больного для праздности не хватает сил. Именно таких бесцельных и беззаботных поступков сумасшедшему не понять; ведь он, как и детерминист, видит во всем слишком много смысла.
Он подумает, что лупят по траве из протеста против частной собственности, а удар каблуком примет за сигнал сообщнику. Если б сумасшедший мог на секунду стать беззаботным, он бы выздоровел. Каждый, кто имел несчастье беседовать с сумасшедшими, знает, что их самое зловещее свойство — ужасающая ясность деталей: они соединяют все в чертеж более сложный, чем план лабиринта»
.

В. В. Розанов: «Актер — страшный человек, страшное существо. Актера никто не знает, и он сам себя не знает. Непременно перед тем, как «нашел поприще», он страшно томится, томится ему самому непонятным томлением. Он хочет кого-нибудь играть... Играть? — Ему нужно играть, без этого он задыхается, как пустое место без содержания; как платье, которое ни на кого не одето. Страшная сущность актера в том, что он на кого-то должен быть «одет», — на короля, героя, мудреца, на Агамемнона или коллежского секретаря».

Сергей Ервандович — не сумасшедший и не актер, но его теории слеплены для «болванчиков» со счастливыми улыбками на лицах и вопящими: «Хотим обратно в Советский Союз! И чтоб водка по пять копеек! И чтоб народ правил!». Для них же Кургинян и лицедействует умело и нагло. Быть гуру — это так тешит самолюбие и позволяет самолюбоваться! Тем более, никаких пределов своей совести лидер «Сути времени» себе не положил: «В каких случаях я лгу? Когда мне кажется, что есть нечто высшее, которое это оправдывает, или, когда я твердо понимаю, что я участвую в игре, в которой лгут все». Оправдался. А как быть с этим: «Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8,44)? О ком это? О дьяволе, который готов всегда уничтожить человеческий род. Вы можете быть откровенным материалистом, но все равно чувствовать, что ложь убивает, закрепощает, а не раскрепощает личность, стирает ее до нуля, до минусовых значений. На лжи построить ничего нельзя, но лишь соорудить, слепить клейкой лентой, склеить дрянным клеем, чтобы все рухнуло через 70 лет, с треском, боем, кровью и распадом элементов.

Сегодня Кургинян прославляет дедушку Ленина. А что он так еще недавно изволил изрекать? Читаем: «Говорить, что нужно поступать по-ленински, сегодня может только идиот или негодяй. И из соображений моральных, и из соображений политических, и из соображений человеческой порядочности мы никогда не пойдем ленинским путем…»

А еще что Сергей Ервандович вещал? Вновь читаем: «У меня нет никаких обязательств перед Борисом Абрамовичем, или Владимиром Александровичем, или Олегом Владимировичем. Мой центр достаточно обеспечен, чтобы не брать денег со сверхбогатых клиентов. Я знаю, что это люди с огромными зубами. И я ценю их за их амбиции. Если Березовскому хочется быть Рокфеллером, нам есть, о чем говорить». И еще: «Ельцин не имеет себе равных в России. Все прочие — хорьки рядом с ним. Лебедь в сравнении с Ельциным — самоувлекающийся мальчишка! Президент безупречен в собственно властной сфере, вне идеи, смыслов, целей. Это политическая супермашина». И на закуску: «Вопреки чудовищным патологиям сталинской системы общество было живым… К концу 40-х годов индустриальность в СССР из радужной перспективы превратилась в прозаический факт. Перед страной во весь рост встала проблема «нового» будущего. Решить ее маразмирующий сталинизм, естественно, не мог… Перестройка дала мне, как творческому человеку, — все. Защита перестройки — для меня не социальный заказ, а жизненная необходимость… Защита позитивных завоеваний перестройки (информация, предпринимательство, новое мышление). Создание гарантий невозврата к застою и сталинизму».

Батюшки и матушки? Да что же это такое? Ратовать за сильное государство и восхищаться разрушителями его? Призывать ныне к «СССР 2.0», а ранее поливать помоями сталинизм, без которого первого СССР просто не было бы?

А ведь молодые и не очень люди верят Кургиняну, не задумываясь, куда он направляет их шаги. Где гарантии, что через некоторое время вождь «Сути времени» не свернет к оголтелому либерализму и прославлению капитализма? Он ведь позиции свои с «перестройки» поменял радикально и без особого напряга. На сегодняшний день он числит в идолах Ленина, Робеспьера и товарища Мао, заодно уж и со Сталиным и Троцким. Но завтра? Перейдет на рельсы «неоконов» и мистера Дональда Трампа? И чем еще восхититься?.. Да или нет?!

Кургинян неприкрыто паразитирует на незнании истории России. У него даже обычные террористы переходят в разряд радетелей государственности.

19 апреля Сергей Кургинян в эфире передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия-1» заявил буквально следующее: «Когда в последний раз все патриоты России сошлись вместе? В Балканских войнах. Когда народовольцы, кто угодно — все пошли вместе с царем, только увидеть там кресло Святой Софии и всё прочее. И когда все поняли, что Россия поворачивает, когда Запад ей говорит «а ну пошла вон» — вот в этот момент начался колоссальный раскол между патриотической, революционно-демократической интеллигенцией и властью».

Ой, болезненный! Зачем уж так врать?

«Народная воля» возникла только в июне 1879 года. Были другие террористические организации (предтечи), но ее то не имелось в наличии в годы данной русско-турецкой войны (1877-1878). Однако, и эти террористы совсем не думали о России и державных интересах.

Вера Засулич («угнетенная» польская дворянка), восплакав о судьбах России (так сказать, патриотически), совершила в январе (феврале н.ст.) 1878 г. покушение на градоначальника Ф.Ф. Трепова, якобы в отместку за то, что последний приказал высечь студента Боголюбова. Но Боголюбову розги достались в июле 1877-го. Долго Верочка что-то страдала. Зато покушение состоялось в преддверии победы русского оружия, накануне Сан-Стефанского мира, в тот момент, когда Россия втянулась в жесточайшее противостояние с Англией, желавшей лишить нашу державу плодов выигранной уже войны.

Русскую элиту таким способом предупредили, дабы она не кочевряжилась и совершила уступки европейцам в ущерб России. Ко всему прочему, Трепов был связан с корпусом жандармов. И если вы хоть мало-мальски изучали этот период, то обнаружите легко, что жандармы в основном занимались отнюдь не лишь поимкой нежных революционеров, украшающих бомбы фиалками и незабудками, а противодействовали иностранным агентам, сепаратистам (в т.ч. и польским) и тому, что сейчас называют коррупцией. К тому же в Петербурге ходили слухи (достоверные или нет?) о том, что Трепов являлся внебрачным сыном кайзера Вильгельма. Все это Верочка знала. Так что поротая задница Боголюбова совсем тут не причем.

После оправдания Засулич в апреле судом присяжных, террор развернулся на полную катушку. Российской элите некогда стало думать о международных делах, ежели в доме нарастает пожар. Убивали сторонников империи не только, принадлежащих к правящим кругам, но и внизу. Легко вспоминается гибель главы жандармерии Одессы барона Г.Э. Гейкинга в конце мая 1878 г., но резали и уничтожали рядовых жандармов, сочувствующих крестьян и мещан. А поэтому не стоит удивляться ни ходу Берлинского конгресса, ни новому «миру», в результате которого условия Сан-Стефанского договора были значительно пересмотрены.

Но Кургиняна это не волнует, ведь террористы приписаны к патриотам. Темна его душенька: современный терроризм ругает, а покойных террористов хвалит; революцию не зовет, а революционеров в праведники записывает.

И о Ленине. Мечтателе и романтике — по СЕКу. Давайте предоставим слово самому Ильичу. «Человек с огромной силой мечты» витийствовал: «Насколько человек русский — настолько он черносотенец. Насколько человек церковен — настолько он черносотенец. Насколько он интернационален — настолько он не русский».

«Прекрасным военным действием, дающим и ученье солдат революционной армии, боевое крещение им, и громадную пользу приносящим революции, является борьба с черносотенцами. Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет черные сотни, а затем не ограничиваться одной проповедью (это полез­но, но этого одного мало), а выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т.д. и т.д.»…

«В нашем черносотенстве есть одна чрезвычайно оригинальная и чрезвычайно важная черта, на которую обращено недостаточно внимания. Это — тёмный мужицкий демократизм, самый грубый, но и самый глубокий».

Выводы напрашиваются сами собой. Прочитываем все цитаты вместе.

Кургинян еще в восторге от Карла Маркса. Пусть скажет и Маркс: «В России, у этой варварской расы, имеется такая энергия и такая активность, которых тщетно искать у монархий старых государств. Славянские варвары — природные контрреволюционеры. Поэтому необходима беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть со славянством… на уничтожение и беспощадный терроризм… Ненависть к русским была и продолжает быть первой революционной страстью».

В.И. Ленин: «Пугать якобинством в момент революции величайшая пошлость. Демократическая диктатура, как я уже указывал, есть не «организация порядка», а организация войны. Если бы мы даже завладели Петербургом и гильотинировали Николая, то имели бы перед собой несколько Вандей. И Маркс прекрасно понимал это, когда в 1848 г. в «Новой Рейнской Газете» напоминал о якобинцах. Он говорил: «Террор 1793 г. есть не что иное, как плебейский способ разделаться с абсолютизмом и контрреволюцией». Мы тоже предпочитаем разделываться с русским самодержавием «плебейским» способом».

Г-н Ульянов заявляет: «Пусть тотчас же организуются отряды от 3­х до 10, до 30 и т.д. человек. Пусть тотчас же вооружаются они сами, кто как может, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога и т.д. <…> Проповедники должны давать отрядам каждому краткие и простейшие рецепты бомб, элементарнейший рассказ о всем типе работ, а затем предоставлять всю деятельность им самим. Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях, тотчас же. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации средств для восстания <…> не бойтесь этих пробных нападений. Они могут, конечно, выродиться в крайность, но это беда завтрашнего дня, а сегодня беда в нашей косности, в нашем доктринерстве, ученой неподвижности, старческой боязни инициативы. Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых».

За подобные выкрики Навального в XXI веке посадили бы. И правильно сделали бы. И Кургинян не возмутился бы…

Якобинцы, Ленин, Робеспьер, Маркс. Что-то «исторический дух» Сергея Ервандовича дышит неизменно в террористах и проповедниках человекоубийства. Какую цивилизацию на этом можно построить? Какой прогресс?

А вот в Достоевском дух не дышит: «Да будут прокляты эти интересы цивилизации, и даже сама цивилизация, если для сохранения её необходимо сдирать с людей кожу».

Собственно, а что ненавистно Кургиняну? Да, восстановление подлинного, а не мифического исторического пути России, возврат к истокам, к монархии, к традиционным ценностям, к Православию. Семья и религия — для него лишь игра и не более.

Сергея Ервандовича привлекает социализм? Но вот только кто к нему переходит? Все? Не шутите так над Лениным. Он был честным человеком: «Мы постоянно сбиваемся на то, что «мы переходим от капитализма к социализму, забывая точно, отчетливо представить кто именно это «мы»... «Мы», авангард, передовой отряд пролетариата, переходим непосредственно к социализму, но передовой отряд есть лишь небольшая часть всего пролетариата, который, в свою очередь, есть лишь небольшая часть всей массы населения».

Сперва к социализму переходит «авангард», может быть «пролетариат», а потом может быть и «масса населения». Ленин и сподвижники к социализму и перешли. И неплохо так жили. А вот «масса населения» чуток побарствовала при Брежневе, но уже в «перестройку» ее лишили «барства». На всех не хватило, однако.

Кургинян как терминатор опять ломится к социализму. Для себя и очередного по счету «авангарда». Остальное – всего-навсего призывы и громкие слова. Если кто не осознал сути вещей — его трудности. Сергей Ервандович не виноват. Ленина изучать надо.

И 22 апреля коммунисты и «кургинята» принесут цветы к Мавзолею. Они Ильича заветы выучили и знают, кого благодарить за вразумление. «Авангард» как-никак…

Что же остается на долю русских и других народов России? Кости от пиршества. А вякать попробуют, так в фашизме обвинят. И, вообще, «проблемы индейцев шерифа не волнуют».

1917-й: «I’ll be back!»

Не ясно зачем? Поймете…

Больше материалов по теме

Рейтинг@Mail.ru