Донецкая крепость

10.08.2017 - 13:40
Геннадий Тарадин

"Кто противится постигающим его скорбям, тот, сам того не зная, противится певелению Божию".

Преп. Марк Подвижник

Как-то весной один донецкий священник на проповеди после литургии сказал: «Донецк — город спасаемых. По милости Божией в Донецке построено множество храмов. Поверьте, мои дорогие братья и сестры, ни в одном городе, где я бывал, нет такого количества храмов». 

Да, действительно в Донецке около 80 православных храмов, построенных в основном уже после развала СССР. И сами храмы-то какие, особенно в контексте продолжающейся войны: св. мученика Иоанна Воина, преп. Сергия Радонежского, св. Новомучеников, св. Царственных Мучеников, св. благоверного князя Александра Невского, св. великомуч. Георгия Победоносца, Архистратига Михаила и много других. Донецк буквально украшен церквями и часовнями, как драгоценными камнями, напрямую связанными с героическим прошлым исповедников веры православной и историей нашей большой Родины.

Господь даровал Донбассу яркого подвижника, молитвенника схиарх. Зосиму (Сокура), который кроме проповеди Евангелия, говорил дончанам о предстоящих испытаниях, причем задолго до наступивших событий, чтобы кто имел уши, тот успел уразуметь. «Гнев Божий — войны — приближается стремительно, и никуда мы не денемся. Как бы мы ни кричали о мире, как бы и то и другое... Мы сами уже гнев Божий приближаем. На наши главы упадет эта огненная чаша гнева Божия, беда будет… Мы стоим в храме Божием, и нам Господь кое-кому уготовал уже венец мученичества. И нам кое-кому придется и страдать, и кровь пролить, и невинные тяжкие страдания — Голгофу пройти, чтобы, через это очистившись от грехов, дойти до Небесного Царствия, до вечности дойти... И сейчас, в наше время, колотня с Киева вся начинается — матери городов русских, с колыбели. И оттуда покатится эта колотня по всей земле Русской, не минует ни Россию, ничего, кругом будет беснование». Эти слова батюшка говорил за 20 лет до разразившейся войны на Донбассе.

Сейчас Донецк переживает очень непростое время. Долгая война перенапрягла все человеческие силы, измотала терпение, утомила людей. Ежедневные боевые действия длятся более трёх лет. И мы слышим не далёкие отзвуки невидимых боев, а продолжающиеся обстрелы жилых кварталов, в основном отдаленных районов. Тяжело и внутри, в центре города, когда все знают, что на расстоянии 3-5 км идёт война. Люди испытывают и другие сложности, связанные со статусом военного города, сохраняется комендантский час, заработные платы у некоторых категорий рабочих и служащих и особенно пенсии не высокие.

Но главная проблема не в бытовых трудностях и даже не связана с войной как таковой. Жители Донбасса не знают, до какого времени это всё может продолжаться.

Донбасс грядёт во всей красе (В. Скобцов)

Донецк за годы войны сильно изменился. Речь не идет о зданиях, улицах, парках. Прежде всего, изменились люди: другие лица, взгляды, внешне люди выглядят иначе. Это отмечают многие, кто может сравнить, как было в 2013 и как стало в 2017 г. Иногда город мне напоминает огромный улей, где не всегда понятно, кто и чем занимается. Но Донецк живёт и, несмотря на 6 часов комендантского часа, кажется, что работает круглосуточно. Удивляет, в частности, плотность припаркованных автомобилей около административных и офисных зданий в течение всего рабочего дня. Заметно много сотрудников в спецодежде, чья работа публична: озеленителей, уборщиков, сотрудников МЧС, полицейских и т.д. Проезжая по городу, чувствуешь, что все при деле. То, что город не только обороняется, но и работает, вселяет оптимизм, что будут результаты. Их не может не быть. 

Что ещё можно с уверенностью отметить, так это сплочённость жителей Донецка на некоем невидимом уровне. Такая солидарность чувствуется во многом. Начиная с того, что в общем город стал значительно спокойнее. Реже встречаются ссоры или перебранки между людьми. Особенно солидарность дончан чувствуется при непосредственном общении и в социальных сетях, когда в течение войны сотни, тысячи незнакомых ранее людей, стали фактически друзьями. Возможно «друзьями» довольно условными, но как можно назвать людей, постоянно отзывающихся на чужую боль и просьбы о помощи? Я могу даже об этом утверждать через свою страницу в Фейсбуке. Если вкратце охарактеризовать дончан, с которыми удалось познакомиться в сети, а с многими уже и в реальной жизни, то мои земляки невероятно отзывчивые, деятельные и оптимистичные люди. Дончане могут так же шутить и смеяться, как и реагировать на чужую проблему. Сколько было предоставлено гуманитарной помощи, распространено информации – от поиска донора определенной группы крови, до вопросов сбора материальных средств или лекарств — всё делалось мгновенно и без лишнего пафоса. 

 

И вот особенность. Жители Донецка, зная, что это всё может долго длиться, в своей активности помочь друг другу не останавливаются ни на минуту. Это вообще удивительно — такое взаимодействие формально не родных тебе людей. И что тогда нас объединяет, если не духовная близость, какими-бы разными мы ни были по крови, происхождению, биографии и роду деятельности. 

Стоит отметить, что в Донецке нет и намёка на чьё-либо этническое превосходство. Многие, будучи даже не русскими по национальности, были участниками Русской Весны-2014, так как разделяют базовые ценности Русского мира как цивилизационного выбора, особенно при активном вторжении идеологии Запада.

А как дончане любят свой город! Какими фотографиями, стихотворениями и замечательными наблюдениями они делятся! Сколько открывается талантов в выражении своих переживаний, что ни одна статья не сможет вместить всё творчество.

Жизнь там, где ей ты скажешь «да» (В. Скобцов)

Сейчас всем тяжело, особенно пожилым людям, пенсионерам, одиноким матерям, инвалидам, больным людям, проживающим на постоянно обстреливаемых территориях, но почему-то крайне пессимистичные голоса раздаются как раз не оттуда, а, как правило, от некоторых отставных военных командиров и блоггеров.

Никакие испытания и сложности ни коим образом не должны восприниматься поводом для пересмотра сделанного выбора дончанами. Этот выбор был выражен в итогах референдума и беспрецедентным сопротивлением в новой истории с Вооруженными Силами целого государства. Решение обрести самостоятельность принималось не в поиске лучших условий жизни, а только как защита от уничтожения нас самих, нашей истории, культуры и традиций.

Сколько нужно времени перетерпеть, чтобы всё наладилось? На этот вопрос здесь никто не может ответить, кто бы, что бы ни говорил, ссылаясь на самые достоверные источники «в верхах». Столько будем стоять, сколько нужно.

С самого начала войны поражал мощный духовный подъем дончан. Это такая категория, что ее, безусловно, тяжело взвесить, оценить. Но нельзя было не отметить это стояние, когда сотни тысяч фактически приговоренных к смерти людей ежедневно проживали жизнь, готовые вмиг с ней расстаться. И это не пассивная роль застывшей мишени, не сумевшей вовремя скрыться, а именно осознанный выбор оставаться в родном городе до конца. При этом никто не рассматривал решение остаться как проявление героизма и тем более никто не бравировал, конечно же нет. Отходя от ночей, проведенных, кто бодрствуя, кто находясь в полудрёме реального или снившегося кошмара, собираясь выходить на улицу, каждый спрашивал: «А может это последний день?» Перед выходом из дома, бывало, вслушиваешься пару секунд в звуки на улице, «рассчитаешь баллистику», а в голове одно: «Спаси и сохрани!». Я замечал бабушек на скамейках, читающих негабаритные псалтыри, слышал не раз, прогуливаясь между домами, молитвенное правило, каноны или акафисты. Иконы висели и продолжают висеть на окнах квартир и домов, у некоторых на подоконниках лежат вербные веточки. 

А как люди себя вели на службах! Единой семьей, без лишних звуков и движений, не озираясь по сторонам, с прижатыми к груди подбородками, внимая каждому иерейскому слову под звуки рвущихся в городе снарядов. Как заметила Яна Жуковская: «Война приходит, когда ты увидел сам её лицо, лично, это не расскажешь и не покажешь. Человек, думающий, что он что-то знает, умеет, значит, превращается в один момент просто в душу, просящую помощь, а тело вообще отдельно мечется от ужаса и неспособности повлиять на события. Пустые улицы и полные храмы».

Донецк встал как один весной-2014 и продолжает стоять. В начале люди исчезли с площадей и улиц. Не было веселья, радости, привычного куража по вечерам. Брошенные собаки в дорогих ошейниках неумело перебегали дорогу перед редко проезжавшими машинами. Что происходило в душе каждого, кто остался, никто не знает. Но уже тогда в городе чувствовалась сплоченность какой-то невидимой, но предельно реальной общности людей – дончан, настоящих патриотов своей Родины, как бы ни оценивались наши политические перспективы со стороны. 

Лучше уповать на Господа, нежели надеяться на князей (Пс. 117:9)

Положение жителей Донецка в самые горячие фазы напоминало покаяние ниневитян. У меня в мыслях нет проводить прямое сравнение с ветхозаветным событием, но ведь даже зная своего реального врага, который подошёл вплотную к Донецку и стал убивать мирных жителей, верующие люди так или иначе понимали, что и наши «злодеяния дошли до Господа». 

Донецк, если говорить в целом о городе, тоже в определенной мере ответственен за развязанную трагедию, чьим эпицентром он в итоге и стал. Донбасс не раз выдвигал на высшие должностные посты своих земляков, включая Януковича в качестве последнего президента той ещё Украины. Из Донецкой области в Киев перекатился фактически весь олигархический клан с прислугой провластной Партии регионов, забывшей о своих земляках и сыгравшей ключевую роль в раскрутке правоэкстремистских партий, включая ВО «Свобода». 

Самый известный «шахтер» Донецка Ефим Звягильский в июне 2013 привёз шахтерам «обычную учительницу» Ирину Фарион. Главный «футболист» Ринат Ахметов открыто поддержал Евромайдан в декабре 2013: «…Мирные люди вышли на мирные акции говорит о том, что Украина — свободная демократическая страна. И с этой дороги Украина не свернет. И это очень здорово». СМИ Ахметова, особенно «ТРК Украина», с первых дней буквально соревновались с каналами Порошенко и Коломойского в демонизации всего того, что происходило в Донецке и героизации «АТО». 

Сергей Тарута, после переворота попробовавший поработать губернатором Донецкой области, недавно призвал к террору на неподконтрольных Киеву территориях: «Партизанская война должна быть. Она должна планироваться отсюда, забросить туда специалистов, которые бы занимались диверсией, как делали, когда была война».

И это самые известные до Евромайдана люди шахтерского края. Тогда кем же они были, называвшиеся «элитой Донецка»? 

Приспособленцами, конъюнктурщиками и предателями. Учитывая непосредственную их роль в поддержке Евромайдана и приятие хунты – активными соучастниками государственного преступления и развязанной войны. Или это не предательство? Въехать в Верховную Раду при поддержке населения Донбасса и моментально о них забыть. Ни проронить ни одного слова за все годы войны в защиту людей с требованиями прекратить войну! А как назвать это: публично пообещать людям на баррикадах весной 2014-го стоять до конца при штурме вместе со своими земляками и исчезнуть буквально накануне массивной карательной операции.

Для успешных в умножении собственного капитала дончан судьба народа, с которым они номинально соседствовали в одном городе, была всегда безразлична. И это безразличие не возникло внезапно; такова природа олигархов, что им всегда не интересен простой люд. Жителей Донбасса они воспринимают в качестве основного добытчика денег и периодически – как электоральную массу.

Одними олигархами предательство не закончилось. Следует вспомнить Облсовет, который за три месяца шабаша в Киеве так и не смог принять какое-нибудь решение. Вы думаете, что они не знали настроения в Донецке? Прекрасно знали. Только депутатам Облсовета важнее было, что скажут в Киеве. Вот и вся демократия. 

По сути, если говорить, что как таковое зло на Донбасс пришло с запада и центра Украины, то предали дончан их же земляки: от региональных чиновников и депутатов до президента. 

Необходимо сказать и о довольно внушительном числе бывших жителей Донецка, быстро оставивший свой город прямо перед началом артобстрелов. Выехали люди отсюда по разным причинам. Часть дончан переехала в Россию и дальнее зарубежье. У некоторых просто не было работы в воюющем Донецке. Но большая часть уехавших покинули город осознанно, сделав выбор в пользу Украины. Рассуждая их же понятиями, они сделали ставку на Украину, будучи убежденными, что в Донецке построят казармы ГУЛага и воцарится «отвратительный русский мир» в их извращенном представлении. Понятно, что переехав в крупные города Украины, бывшие донецкие поклонились преступной власти, а наиболее рьяные просто опьянели от вышиваночной радости свидомого украинского патриотизма.

В июне-июле 2014 г. как только начались обстрелы, а олигархические «семиголовые Мышиные короли» покинули Донецк, за ними зашуршали крысиные хвостики прислуги и тех, для кого наивысшей ценностью являлось материальное благополучие. Я здесь говорю не обо всех случаях – исключения были и в этом, и в том лагере, – а о доминирующих взглядах тех, кто уехал и кто остался. Да ладно бы, если люди, выбравшие свой путь, спокойно уехали восвояси. Самое поразительное было не в их отъезде, а в том, сколько лютой ненависти, проклятий и гнусной лжи выплеснулось из них и продолжается изливаться в адрес оставшихся дончан.

В своей злобе «киевские донецкие» перещеголяли довольно неизобретательных бандеровцев-западенцев. Последние, кстати, просто довольствуются смертью москалей, пусть и изощренным способом. Уехавшие из Донецка по идейным соображениям составили отряд ненавистников всего, что каким-либо образом связано с понятиями «русский», «Русский мир», «Россия» и т.д. Рожденные в Донецке и сформировавшиеся в нём ярые русофобы каинского типа. 

Чтобы не уделять много внимания этой публике, хотелось бы отметить вот что. А кем была до войны, вот эта агрессивная часть наших бывших земляков, причисляемая себя к «лучшим представителям Донецка»? То есть те, которые желают нашей смерти, радуются очередным обстрелам ВСУ, собирают помощь воинам «АТО», кем они в действительности были? Да не могли они быть нормальными людьми. И если раньше до войны «украинские патриоты Донецка» производили впечатление адекватных, вменяемых людей, то это было лишь впечатлением. Поскольку человек на предмет своих подлинных ценностей, нравственного стержня проявляется в основном в экстремальных ситуациях. Общая работа, общение на уровне знакомых или совместные столы подлинные качества человека не раскрывают. И если во время обычных конфликтов между людьми многое вылазит наружу, то что тогда говорить о мировоззренческих несостыковках! 

Вот и получается, что беда в Донбасс пришла не внезапно и не из ниоткуда. Буржуазная плесень дончан, посвятивших свою жизнь «одному господину», разрушила их духовный организм задолго до Евромайдана и, тем более, Русской Весны. «Элитой» общества было принято называть исключительно чиновников и бизнесменов с высокими доходами. 

Настоящая же элита Донецка никуда не уезжала, оставшись со своими земляками и подвергая риску собственные жизни. Это действительно лучшие люди по своим нравственным качествам, интеллектуальными, творческими и профессиональными способностям.

Зато, какой восторг вызывают нынешние жители Донецка! Дончане – воины, труженики, работники сферы обслуживания, спасатели, учителя, медицинские работники. В городе стоит «другой воздух», здесь «всё другое», как часто говорят знакомые, приехавшие из Украины и даже России. Как передать, что такое «другой воздух», даже не знаю, но он точно специфичен. Мои земляки точно поймут, о чём идет речь. 

Наверное, много говорилось о чистоте воющего города, столицы непризнанной ДНР. И вот парадокс: раскручиваемый образ города террористов и боевиков буквально поражает своим порядком и организованностью. 

 

В заключение хочется поделиться своей надеждой, что война рано или поздно закончится. Наступит мир и всё нормализуется, включая социальные и прочие неудобства. Главное помнить, что война, не нами развязанная, не является бессмысленной. Донецк был вынужден взять оружие, после того, как людей, останавливающих бронетехнику голыми руками, начали убивать украинские военные. 

Если бы война была «бессмысленной», то утратилась бы основная цель нашего сопротивления – защита нашей Родины от насильственной украинизации последователями Гитлера и Бандеры. 

Нам бы всем внутренней выдержки и силы всё это вынести в тяжелый период государственного становления. А то, что будет победа, я даже не сомневаюсь.

 

Фото: Михаил Сдвижков

г. Донецк

Рейтинг@Mail.ru