Орловский крест

29.12.2017 - 17:24
Дмитрий Цыбаков

Продолжение. Начало - здесь и здесь

Военные действия Орловского полка  на Дунае 1773-1774 гг.

В мае 1771 г. в лагерь 1-й армии в Яссах прибыли из 2-й армии Старооскольский, Севский, Орловский пехотные, а также Днепровский и Елизаветградский пикинерные полки. Они перевелись под командование П. Румянцева, хорошо знакомого с офицерами и солдатами бывшей ландмилиции по довоенному времени и первым годам войны. В это время в Орловском полку насчитывалось 985 солдат и офицеров пехоты, 33 артиллериста и 27 погонщиков тяглового скота. В последующем полк был включен в состав резервного корпуса генерал-майора, будущего фаворита императрицы Г.А. Потемкина. 

В кампанию 1772 г. подразделения Орловского полка оказались разбросаны по обширной территории, будучи подчинены различным временным формированиям. Так, егерская команда полка вошла в состав егерского батальона подполковника Мещерского, состоявшего в правом крыле армии под началом генерал-поручика И.П. Салтыкова. Гренадерские роты, переданные в сводный батальон подполковника Потапова, как и весь Орловский полк, пребывали в резервном корпусе, которым в том году командовал генерал-поручик Эссен. Командир полка В. фон Рейзен, повышенный в чине до генерал-майора, возглавил всю корпусную пехоту, состоявшую из 4-х полков и двух отдельных батальонов. 

Целью кампании 1773 г. было получение плацдарма за Дунаем для организации наступления на Балканский полуостров. Главным опорным пунктом османов считалась крепость, а вернее укрепленный  район, возведенный близи Силистрии. Город, некогда именуемый Доростолом, за 800 лет до этого был прославлен героической обороной князя Святослава Игоревича от войска Византийской империи. Именно в его окрестностях, вблизи стратегической переправы через реку у селения Гуробалы, в конце марта развернулась серия боев и стычек между русскими и турецкими войсками.

21 марта 1773 г. по приказанию Потемкина состоялся поиск во вражеском тылу русского отряда во главе с подполковником Ферзеном. Подчиненные ему незначительные силы гренадеров и запорожских казаков (были очередной раз прощены еще при императрице Анне Иоанновне) разделись на три группы. Одной из них в составе 100 человек командовал наиболее опытный и боевой офицер Орловского полка премьер-майор Алексей Никитич Шипилов. Орловцы, выполняя самостоятельную задачу, впервые переправились через Дунай вблизи деревни Еникюль, воспользовавшись лодками запорожских сечевиков. 

Русским противостояло более тысячи турок во главе с Мустафой-пашой, которые были застигнуты врасплох внезапным нападением и рассеяны по окрестностям. Группа А.Н. Шипилова стремительно и умело атаковала прикрывавшие дунайский берег шанцы, после короткой схватки  соединившись с основным отрядом. К утру солдаты и казаки Ферзена и Шипилова, отразив атаки подошедшей османской конницы, с минимальными потерями вернулись обратно, на русскую сторону Дуная, выведя с собой христианское население нескольких поселений — болгар и валахов. 

Очевидно, что проведенная орловскими гренадерами и запорожцами акция может считаться предвестником т.н. «гуманитарных операций» или «военно-гражданских операций», характерных для современных армий. Гуманитарная составляющая, то есть спасение подневольного христианского населения, если не доминировала, то не уступала собственно военным задачам ночного поиска у селения Еникюль 21 марта 1773 г. Не вызывает сомнения, что операция была тщательно спланирована и имела успех только при надежной связи с русофильским населением придунайских деревень.

Георгиевский кавалер А. Шипилов был отмечен генералом Потемкиным как один из отличившихся в бою у переправы, что послужило поводом для его повышения до подполковника и перевода на свободную вакансию в Архангелогородский пехотный полк. 

В июне имел место набег отряда полковника Уварова из корпуса Салтыкова на местечко Орсова на турецком берегу Дуная. В деле отличился егерский батальон подполковника Мещерского, укомплектованный солдатами Орловского полка. Переправившись в три часа ночи через Дунай, отряд захватил вражеские батареи и речные суда, при приближении турецких подкреплений заклепав трофейные орудия и подпалив город. Бой стоил русским 25 погибших при 91 раненом. У неприятеля насчитывалось около 200 убитыми. 

При решающем наступлении на Силистрию в июне 1773 г. корпус генерал-поручика П. Потемкина составил левое крыло русской группировки. Командующий П.А. Румянцев лично осмотрел на запорожской лодке место предстоящей переправы на правый берег реки у местечка Гуробалы. 

Утром 7 июня на речных судах орловцы скрытно устремились через Дунай. Турок поблизости не было, поскольку их вынудил отойти от береговой черты маневр еще раньше переправившегося через Дунай отряд русского генерала О. фон Вейсмана. 

Первой целью наступления должны были стать господствующие высоты, окружающие цитадель. Именно здесь располагался Нагорный редут — ключевой передовой опорный пункт турок. Войскам Потемкина отводилась трудная роль в предстоящем бою, войска готовились к лобовой атаке на мощное укрепление противника. Поддержать ее ударом во фланг и тыл неприятеля должен был отряд неутомимого Вейсмана, а также колонна под командой генерал-майора Игельстрома.

Утром 18-го июня по общему сигналу выпущенной ракетой войска при поддержке артиллерии пошли на штурм, преодолевая крутые склоны и глубокие овраги. Впереди орловцев шел новый командир полковник Н. Языков. Пехота была оснащена шанцевым инструментом, фашинами и рогатками Атака не была неожиданной для турок. На самых подступах к редуту вражеским огнем был сражен командир Ярославского пехотного полка полковник Лунин.  На смешавшихся русских ударили турецкие пехота и конница — колонны ярославцев и орловцев откатились назад. 

Однако, воспользовавшись отвлечением османского гарнизона Нагорного редута на контратаку, в его расположение с флангов ворвались кавалеристы из отряда Вейсмана, Кабардинский полк, а также часть третьей колонны премьер-майора Фаминицына. Остававшиеся здесь турки были перебиты, а 10 захваченных орудий были развернуты против неприятеля. Попав под огонь с тыла, турки одновременно навлекли на себя удар Рижского полка полковника Леонтьева. Командиры противника остановили бегущих, после чего османы несколько раз атаковали занятый русскими редут, но понесли серьезные потери и бежали в крепость.   

Пока главные события разворачивались возле Нагорного редута, в тылу армии Румянцева появился 7-тысячный отряд неприятельской конницы, налетевший на русский обоз. К исходу дня было получено известие о появлении вблизи Силистрии нового турецкого корпуса, по численности равного всей армии Румянцева. Ввиду очевидного превосходства противника и недостаточности сил для штурма крепости, командующий принял решение об отходе. 

Потеряв за 19-е июня до 300 человек, русские войска уничтожили вдвое больше турок и захватили 14 орудий. Орловский полк, оказавшийся на самом опасном участке боя, потерял в бою 48 воинов. По количеству выбывших из строя он оказался третьим среди 23-х полков и 4-х отдельных батальонов, участвовавших в сражении, следуя за Харьковским гусарским (74 человека) и  Ярославским пехотным (69 человек) полками. 

22 июня возле селения Кучук-Кайнарджи ценой собственной жизни генерал-майор О. Вейсман фон Виссенштейн добился победы над турками. Несмотря на панику и ретираду основных османских сил, созванный Румянцевым 24 июня военный совет постановил отступать за Дунай. Неудача атаки Орловского и Ярославского полков на Нагорный редут носила частный характер. Воины этих частей честно выполнили свой долг, сражаясь на самом трудном участке. 

Командиром Орловского полка в сражении при Силистрии являлся полковник Николай Данилович Языков, родившийся в 1740 году. Совсем молодым человеком в чине сержанта Н.Д. Языков принял участие в Семилетней войне. Русско-турецкую войну он встретил  полковником, будучи в 1770-1772 гг. командирован на грузинский театр под Поти. Орловский полк Языков возглавил накануне похода за Дунай, командуя им до 1777 г., когда по получении звания генерал-майора ему достался высокий пост новороссийского генерал-губернатора.

Очередным видным делом Орловского полка стало участие в новой операции против Силистрии, предпринятой по предписанию Румянцева в октябре 1773 г. Намечалось установить вблизи Силистрии, на острове Кегай (Нечай) батарею осадных орудий для бомбардировки крепости. В ночь на 24 октября под общим командованием бригадира Павла Сергеевича Потемкина, троюродного брата Григория Потемкина, на остров переправились два пехотных батальона, были расположены орудия и возведены траншеи. Привлечение к операции орловцев объясняется опытом, полученным ими во время прошлых десантных акциях. 

Уже 24 утром октября началась бомбардировка крепости, вызвавшая не только многочисленные пожары в Силистрии, но и вражеский десант на остров. Противник атаковал с двух направлений — на 150 речных лодках и 6 больших судах. Из половины из них высадили десант, который был немедленно уничтожен в яростной штыковой атаке русских воинов. Лишившись плененного предводителя, нескольких лодок и одного т.н. канчебаса, уцелевшие османы спешно ретировалась в Силистрию. Русские потеряли 24 солдата погибшими, ранения получили 3 обер-офицера и 27 рядовых. 

Бомбардировка весьма успешно продолжалась несколько суток, несмотря на наличие у осаждающих только одной тяжелой осадной мортиры. Силы турок в крепости оказались скованы, что позволило другим русским отрядам провести операции против Варны и Шумлы. Только после перехода на русскую сторону реки всех отрядов армии Румянцева, гарнизон острова, будучи не замечен неприятелем, без потерь покинул свои укрепления.

В кампанию последнего года войны Орловский полк был включен во 2-ю дивизию. 14 июня 1774 г. основные силы перешли Дунай, пройдя 4 версты до селения Кольнея. Здесь сутки Румянцев безуспешно ожидал выхода неприятеля из Силистриии, намереваясь дать ему генеральное сражение. 150-ти тысячная группировка турок оказалась отрезана от линий снабжения 50-ю тысячами русских воинов. Такая же участь постигла и другие главные турецкие крепости, ввиду чего неприятель в начале июля запросил мирных переговоров. 3 июля Румянцев прибыл к селению для встречи с уполномоченными турецкой стороны. Заключенный 10 июля прямо на поле недавнего сражения Кучук-Кайнарджийскй мир закрепил победы русского оружия в первой «екатерининской» войне с Османской империей.

Русско-турецкая война 1768-1774 гг. сыграла решающую роль в судьбе Орловского пехотного полка. Вступив в нее необстрелянным и не имеющим боевого опыта, по окончании войны полк представлял собой стойкий и сплоченный воинский коллектив, познавший триумф побед над неприятелем. Встретив войну на Днепровском Левобережье, орловцы закончили ее на берегах Дуная, трижды форсировав его в 1773-1774 гг. в период блокады Силистрии. На долю орловцев выпали многодневные марши, осадные и фортификационные работы, разведка и поиски против турецких позиций на дунайском театре, штурмовые атаки на Бендерскую крепость и Нагорный редут Силистрии, отражение вражеского десанта на острове Нечай. 

Победоносная русско-турецкая война 1768-1774 гг. принесла боевое крещение Орловскому пехотному полку, закалив воинов и укрепив их ратный дух и стремление к новым победам. 

Рейтинг@Mail.ru