Краковяк с турками

31.01.2018 - 04:57
Андрей Корабельников

В польском Кракове по просьбе турецкой стороны может появиться памятник турецкому солдату времён Первой Мировой войны.

Эта новость не очень обрадовала польских армян. Армяне на землях Речи Посполитой живут с XIII в., их численность — 150 тыс. Большинство — католики с польскими именами и полонизированными фамилиями. Их родной язык — польский, их армянство — в воспоминаниях и семейных легендах, но эти воспоминания и легенды они тщательно хранят.

Против установки памятника турку выступил польский ксендз-публицист с армянскими корнями Тадеуш Исакович-Залесский: «Турки были союзниками наших захватчиков — Германии и Австро-Венгрии и участия в освободительной борьбе поляков не принимали. Почему мы сегодня должны ставить памятники захватчикам или их союзникам?»

Ксендз напомнил польской общественности, что в Первую Мировую Турция учинила геноцид армян и других христиан — греков, сирийцев и др.

«Установка памятника турецким солдатам в Кракове, по моему убеждению, будет восхвалением военной силы, у которой на руках кровь невинных христиан», - заключил ксендз.

В своё время в Польше было популярно т.н. пророчество Вернигоры. Передавалось оно из уст в уста и приписывалось какому-то малороссийскому (в польской версии украинскому) бродячему музыканту-сказителю Вернигоре, который будто бы в XVIII в. сказал, что Польша возродится и будет во веки веков править от Чёрного до Белого моря. Некоторые комментаторы говорят, что Белым в пророчестве названо Балтийское море.

Вернигора сказал, что произойдёт это тогда, когда магометане своих коней напоят в Висле. По другой версии, в Горыне (река на Украине и в Белоруссии). С тех пор буйная польская фантазия рисует себе заманчивые картины господства Варшавы от Чёрного до Белого моря, каждый раз интерпретируя появление турецких войск в Европе на свой лад, согласно пророчеству Вернигоры.

Самого Вернигору, кстати, никто никогда не видел и не слышал. Очевидно, что его никогда и не было, а его «пророчество» — выдумка польской шляхты, мечтающей иметь побольше быдла (bydlo) — белорусской и малорусской прислуги, как это было в прошлые века.

В связи со слухами о турецком памятнике в Кракове польская пресса вновь вспомнила Вернигору. Указал на них и ксендз Исакович-Залесский, заявив, что нечего ссылаться на какие-то байки и оправдывать ими установку монумента в честь союзника врагов Речи Посполитой.

Есть ещё одна причина, по которой не место турецким памятникам в Восточной Европе. И об этой причине в Польше не говорят. Причина эта — соучастие турок в геноциде русского населения Галиции и Волыни в Первую Мировую войну.

Инициаторами геноцида были австрийцы. Его поддерживали поляки и профессиональные украинцы. Галичан и волынян, которые считали себя русскими и не хотели переходить в украинцы, запросто вешали, расстреливали, закалывали штыками.

Украинцы (в смысле, те галичане и волыняне, кто согласился принять тогда ещё новую украинскую идентичность, отрёкшись от общерусской) служили при австрияках доносчиками и лазутчиками. Достаточно было факта чтения книги на русском или молитвослова на церковнославянском языке или самой робкой симпатии к России, чтобы такого человека объявили российским шпионом и тут же казнили, либо бросили в концлагерь Талергоф.

Украинствующая публика приветствовала турецких оккупантов, называла их спасителями и хладнокровно наблюдала резню своих единокровных братьев-христиан. Униатские священники возносили молитвы о здравии турецких вояк, католики же относились к ним двояко. С одной стороны, турки — союзники Германии и Австро-Венгрии. С другой, турки воюют против России, которую польская шляхта считала главным препятствием на пути реализации своих воспалённых идей, типа господства от Чёрного до Белого моря.

Поляки также соучаствовали в геноциде населения Галиции и Волыни. В австрийской армии было много поляков, в том числе легионы Пилсудского, который ныне считается отцом возрождённой польской государственности. Поляки в австрийских мундирах имели возможность безнаказанно вырезать русское население Галиции и Волыни. Поляки, не служившие в австрийской армии, всегда были рады подсказать австриякам, где найти «москаля». А эти москали говорили на языке, который позже назовут украинским. Сами же его носители считали его наречием русского литературного языка.

Австрийцы, поляки, турки и их украинствующие националисты — вот виновники ужасающей резни галицийского и волынского населения, точное количество жертв которой не установлено до сих пор. Остались только воспоминания и архивные документы.

Турецкий солдат времён Первой Мировой и тогдашний польский патриот-фанатик Речи Посполитой от моря до моря — это две одинаково преступные фигуры, как и пресмыкающийся у их ног украинствующий холуй.

Рейтинг@Mail.ru