Диагноз — «полный Грымчак!»

20.04.2018 - 14:04
Александр Гончаров

В сети Интернет получила достаточно широкое распространение статья Владимира Корнилова «Волею судеб», где автор анализирует появление «украинства» и удивительную метаморфозу превращения сторонников интернационализма в отпетых «бандеровцев». Примечательно, что Корнилов приводит конкретные примеры и показывает идеологические изменения в сознании людей, с которыми он был лично знаком.  

Собственно, разговор в статье идет об основных двух фигурантах: нынешнем генпрокуроре Украины Юрии Луценко и, в большой степени, о замминистра по делам «временно оккупированных территорий» Юрии Грымчаке, известных русофобах и дешевых националистах.  

Оказывается, в 1991 году и Грымчак, и Луценко, подвизаясь в Донбассе, выступали как интернационалисты. Грымчак боролся против отделения Украины, а Луценко раздавал антибандеровские интервью местной прессе. 

Почему же произошло перекрашивание Грымчака и Луценко в «жовто-блакитные» цвета? Корнилов дает примерно следующий ответ: «То-то и поразительно, что подобные люди, проживая на одной и той же территории, но оказываясь в разных государственных образованиях под разными флагами, искренне считают, что они как раз последовательны в своих «колебаниях вместе с генеральной линией партии». А непоследовательными они считают тех дончан или украинцев, кто и тогда, и сейчас выступали и выступают за теснейший союз с Россией.  

Помяните мое слово: когда на территории нынешней Украины произойдет очередная «смена вех» (а она не может там рано или поздно не произойти), такие люди, как Грымчак или экс-партийный пропагандист, воспылавший любовью к новому «прапору», будут искренне осуждать многих из тех, кого они сейчас называют «пятой колонной России». Но осуждать уже за «недостаточную пророссийскость».

Вы увидите — они будут искренне и широко раскрыв глаза удивляться, если кто-то укажет им на их же непоследовательность». 

В словах Владимира Корнилова есть истина, он четко видит тот человеческий психотип, который характеризуется тотальному поклонению любой власти, обладающей любой силой, но уязвленных исключительно своими проблемами. Это психотип субпассионария (по классификации русского этнолога Льва Гумилева).  

Но такие Грымчаки и Луценки имеются и в России. Они так же сейчас борются в соцсетях за «российское многонациональное государство», но стоит ветру подуть в другую сторону, как они же начнут усиленно ратовать, скажем, за независимую Казакию, Сибирь или Республику Поморье. «Новые», например, незалежносибирские Грымчаки будут с упоением превозносить хана Кучума, как борца с экспансией московитов, и давится при произнесении официальных речей своей «мовой», сочиненной на основе какого-нибудь экзотического старообрядческого диалекта. 

Для того, чтобы этого не произошло необходима в нашей державе просто сильная имперская власть, проповедующая не пресловутый интернационализм, а подлинную имперскую идеологию, но не мультикультурность и «многонациональный народ» (термин совершенно бредовый!). 

Процесс, который подталкивает современных Грымчаков, абсолютно не нов. Нечто подобное случилось в Малороссии после злопакостного Февраля 1917 года. Психиатр и ученый с мировым именем Николай Краинский в своей книге-воспоминании «Психофильм русской революции» сообщал: «В украинском движении воплотилась вся гнусность Февральской революции. На верхи его выступили фельдшера, писаря, телеграфисты с бухгалтером земской управы Петлюрой во главе. А с другой стороны в него влились русские бары-изменники с гетманом Скоропадским во главе.

Хам гулял по украинскому полю со всем его цинизмом. Позже, под влиянием страха и искания выгод, к этому движению присоединилась интеллигенция сортом пониже и поглупее. И многие действительные статские советники, по традициям всех революций, перелетели в стан украинцев и стали, как их тогда называли, «щірими»… 

Но даже… отделение Украины Временным правительством прошло по верхам общественного мнения и не изменило хода событий.

Украинизация наступила позже, и, к стыду русских людей, также была произведена царскими генералами, русскими профессорами, сановниками и помещиками при гетмане…

Разные учреждения стали украинизироваться, самые обыкновенные обыватели вдруг почувствовали себя нерусскими и превратились в щирых украинцев. Царские офицеры перестали понимать по-русски. Они пробовали «балакать по-хохлацки», но дело не вышло: Грушевский требовал «галицийской мовы», которой никто из хохлов не понимал». 

И в 1991-м, и в 1917-м украинский сепаратизм был спровоцирован субпассионарной стихией после распада государственной власти. Вообще, революция, это «плодоносное» древо — ядовитый «анчар» для субпассионария, который впадает в эйфорию и творит непотребное по своему произволу. 

В результате хаотизации общественных отношений и полном размыве морально-нравственных норм, в условиях исторической шизофрении, именно субпассионарии получают отличную возможность пролезть в элиту и жить за счет основного населения (представленного «гармоничниками»). 

Вообще, революцию провоцирует «антисистема» (1) гностического типа. «Лжеименный гнозис» (2) ведь разделяет всех людей на три разряда: пневматиков («совершенных» и т.д.), психиков («душевные») и гиликов («телесные», «материальные»). Если разобраться с этим «гнозисом», то обнаруживается кастовая система, где пневматики стоят выше всех других людей и могут распоряжаться их судьбами.  

Для этих самых пневматиков Грымчаки идут по шкале ценности как гилики и предназначены для использования и последующего выбрасывания без всякой жалости.  

Пневматики, устроив революцию, не долго находятся на вершине власти. Их сметают. Чувство превосходства, избранничества — это не признаки ума или воли. Снобизм не спасет от пули или вил в бок. Да и жертвенность пневматиков за идею проявляется не всегда. Они предпочитают, чтобы жертвы на алтарь революции приносли другие. А раз так, то выигрыш от социальных переворотов получают Грымчаки — субпассионарии (3). Но панствуют последние только до определенной поры, ибо не умеют созидать, не знают прошлого, не планируют будущее, а живут лишь настоящим моментом. Далее следует либо приход к власти открытого тирана, либо самоуничтожение всей политической системы. 

Примечание:  

1. «Родовые черты гностических систем — в религиозно-философском синкретизме, в причудливом сочетании утонченного декадентского интеллектуализма (само наименование этих сект идет от греческого слова gnosis — «знание») с вульгарным мистическим любопытством, с болезненным интересом к тайне, к сакральному, к оккультизму и магизму; в снобистском осознании своих узких кружков элитарными обществами посвященных в тайны, недоступные простым смертным, не прошедшим своего рода инициации» (см.: Протоиерей Владислав Цыпин. Церковь эпохи Апостолов. Ч. 3.)    

2. Антисистема — системная целостность людей с негативным мироощущением (Л.Н. Гумилев). 

3. «…основной черты субпассионарности — неспособность контролировать свои вожделения, даже если их удовлетворение идет во вред себе и окружающим» (см.: Словарь к теории пассинарного этногенеза Льва Гумилева).

Рейтинг@Mail.ru