Ярмук. Очищение Дамаска

22.05.2018 - 09:14
Николай Севостьянов

Одна из особенностей гражданской войны, независимо от эпохи и континента, это то, что, затянувшись больше, чем на несколько месяцев, она необратимо превращается в ужас без конца. Гражданская война не оставляет места ни Курской битве, ни битве при Ватерлоо. Понятие генерального сражения отсутствует в принципе: правительственные отряды и партизанские формирования могут годами проходить одни и те же маршруты, преследуя оппонента или отступая перед превосходящими силами. В итоге это приводит к ситуации, когда потери мирных жителей в разы превышают потери среди военных, а число уничтоженной боевой техники не идёт ни в какое сравнение с чудовищными разрушениями гражданской инфраструктуры. 

В этих условиях взятие того или иного населенного пункта, даже очень значительного, само по себе не является переломным моментом – как многострадальная Ракка, или та же Пальмира, он может не раз переходить из рук в руки. Подлинным переломным моментом является другое — то, что имеет приставку «впервые».  

В начале 2014 г. запрещенное в России Исламское государство впервые захватило город с населением в полмиллиона человек — и скоро боевики стояли уже у ворот Багдада. Через три года, в Сирии, «черные» впервые согласились на эвакуацию автобусами — и скоро Халифат посыпался по всем фронтам. Теперь же, 21 мая 2018 г. сирийское правительство впервые за семь лет полностью контролирует Дамаск — и это верный признак близкой победы. 

Сирийцы это заслужили, как никто иной, учитывая, что пережила столица за эти годы. Всё началось в марте 2011 г. с искусно срежиссированных протестов, которые после целого ряда провокаций быстро переросли в боевые действия, в том числе на окраинах города. Дамаск сперва столкнулся с терактами, а затем, после захвата террористами города-спутника Думы, фактически оказался на осадном положении. С тех пор город жил в постоянном страхе под непрерывными обстрелами, которые велись из занятых боевиками районов и пригородов. Причем, позиции экстремистов были так сильны, что в 2012 г. они едва не захватили столицу — в те дни бои шли на центральных улицах.

Лишь после того, как Россия, после трагедии над Синаем и прямых угроз со стороны террористов, была вынуждена вмешаться в конфликт на стороне легитимного сирийского правительства, ситуация начала медленно, но верно меняться в лучшую сторону. К слову, это хороший аргумент в разговоре с теми, кто пытается принизить роль нашей страны и переложить успех на тот же Иран. Последний активно действует в Сирии практически с самого начала войны, но почему-то до осени 2015 г. ситуация лишь ухудшалась.

Так или иначе, именно последний год отмечен целым рядом успешных операций в районе Дамаска. И если освобождение Джобара и Восточной Гуты было в значительной степени сопряжено с переговорами и гарантиями, то проблема Ярмука казалось едва ли разрешимой. Бывший лагерь палестинских беженцев уже давно превратился в густо населенный и плотно застроенный район сирийской столицы, который с первых же месяцев войны стал ареной кровопролитных боёв.

Многочисленные исламистские группировки активно играли на противоречиях между локальными палестинскими лидерами, которые принимали ту или иную сторону в зависимости от обстановки на фронтах. Время от времени подобная тактика даже приносила ощутимый успех, однако в итоге все они — и палестинцы, и поставившие на них группировки — проиграли, когда Ярмук, после длительных подковёрных интриг и последующего штурма, превратился в мощный эксклав Исламского Государства. 

Несмотря на удалённость от обеих своих столиц, «воины Халифата» сумели не только организовать управление на захваченной территории, но даже наладили здесь систему ротации боевиков. Учитывая успешные налёты как на правительственные войска, так и на конкурирующих и чуть более «мягких» исламистов, проблем с вооружением и боеприпасами также не возникало. Этим и объясняется, почему напоследок сирийская армия оставила именно Ярмук. Слишком большие ожидались потери. А учитывая, что после чудовищной битвы за Мосул, репутация еще долго будет работать на террористов, легко понять чувства сирийских командиров, которые прекрасно понимали, какой жуткий коктейль из снайперов, подкопов, шахид-мобилей и штурмовых групп будет ожидать их в городской застройке Ярмука. 

Они не ошиблись. Потери были, и потери довольно серьёзные. Хотя и не катастрофичные, не «тысячи», о которых самозабвенно писали некоторые наши блоггеры с грустными фамилиями — те самые, которые с удовольствием смакуют каждую новость о погибших в Сирии россиянах, каждый раз сопровождая это ехидным хештегом «потерь нет». Именно они прогнозировали, что в Ярмуке ИГИЛ будет драться настолько эффективно, что глядишь, и погонит сирийскую армию прямо до президентского дворца. 

Однако, всё вышло по-другому, и после уничтожения обороны боевиков, их остатки согласились выехать на автобусах в пустыню, еще раз доказав, что принципы и обещания биться «до последнего муджахида» — не более, чем рекламная обертка для авантюристов и дураков. В ИГИЛ героев нет. Герои — в сирийской армии. И сегодня они снова это доказали.

Рейтинг@Mail.ru