Медицинские свидетельства прошлого

11.06.2018 - 00:52
Алексей Оболенский

Совсем недавно —16 декабря 2017 г. в интервью для телеканала «Вести» входящий в состав комиссии по изучению т.н. «екатеринбургских останков» профессор В.Л. Попов поделился со зрителями следующей идеей, основанной на предложении журналистов сравнить кости кистей останков с сохранившимися рентгеновскими снимками этих частей тела Императора Николая Александровича и Императрицы Александры Федоровны: 

«- Можно было бы сравнить рентгеновский снимок с останками?

- К сожалению, что касается Александры Федоровны (это «останки № 7»), то мы не можем воспользоваться этим рентгеновским снимком, потому что нет мелких костей кистей на этом седьмом скелете. А скелет № 4 имеет эти косточки. И если сделан снимок кисти и запястья, и мы найдем его (выделено мной — прим.авт.), то сможем посмотреть структуру, а она у всех разная, — пояснил Попов. 

Из дела колчаковского следователя Соколова, известно еще одно фото: отрубленный палец, найденный в Ганиной Яме. Отрубили, наверное, для того, чтобы снять кольцо? Не императрицы ли был тот палец? 

А вот еще раз рентген, как считается кисти императрицы. Ювелирные украшения. Это объясняет, почему в захоронении в Порсенковом логу кисть скелета № 7 была раздроблена. Но, с другой стороны, кроме отрезанного пальца в Ганиной Яме, куда убитых привезли сразу после расстрела, никаких других частей тел не найдено. Более того, найденные там в 90-е кости, на недавней московской конференции однозначно определены как кости не людей, а животных». 

Ранее, в рамках своего доклада, прозвучавшего на проходившей 27 ноября 2018 года в Сретенском монастыре в присутствии и под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла конференции «Дело об убийстве Царской Семьи: Новые экспертизы и материалы», В.Л. Попов заявил: «Дело в том, что после того, как появился рентгеновский метод, были сделаны рентгеновские снимки кисти Александры Федоровны и Николая II. Если удастся все-таки найти рентгенограмму кисти Николая II, то есть основания, для того чтобы сопоставить структуру строения кости на этой рентгенограмме и сделать такую же рентгенограмму с этих костей, которые сейчас обнаружены, для того чтобы, опять же, говорить о наличии или отсутствии какого-то соответствия».  

Нужно сказать, что само объяснение, данное журналистам В.Л. Поповым «исчезновению» костей кистей рук скелета № 7 из-за мародерства могильщиков, выглядит несколько странным. Во-первых, эти кости практически отсутствуют не только у скелета № 7, но и у всех обнаруженных скелетов. Более-менее полный «набор» костей кистей рук можно наблюдать лишь у одного скелета № 1. А, допустим, аналогигичных костей, отнесенных к скелетам №№ 3, 6 и 8 вообще не обнаружено ни одной! У многих скелетов полностью отсутствуют и кости стоп одной или обеих ног и многие другие [Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения. - М.: Министерство здравоохранения РФ. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, 1991-1998. - С. 59-73.].

Рентгеновские снимки кистей рук Императора Николая Александровича (слева) и Императрицы Александры Федоровны (справа), выполненные в 1898 году (Из собрания библиотеки Гарвардского университета (США). 

Да и предположение, выдвинутое следователем Н.А. Соколовом, о принадлежности обнаруженного в Ганиной Яме отрубленного пальца Императрице, по сути, ничем не подтверждено, кроме мнения тогдашних экспертов в Омске, заключивших, что этот палец «принадлежит женщине средних лет с ухоженными руками, привыкшими к маникюру». Показанный же ранее Соколовым свидетелям В.Н. Деревенко и Т.И. Чемодурову, палец был опознан ими, как «напоминавший» палец доктора Е.С. Боткина! Собственно, никаких других экспертиз с этой находкой никогда не производилось и само место ее нынешнего пребывания неизвестно. 

Предположение же профессора о том, что палец мог быть отрублен человеку, у которого на пальце было вросшее и поэтому неснимавшееся обручальное кольцо, также ничем не подтверждено. Сама Императрица Александра Федоровна очень любила использовать в качестве украшений различные колье, броши и браслеты, а на пальцах обходилась парой колец или перстней, которые аккуратно ежедневно снимала, убирая в специальную шкатулку. Вросшее же в палец обручальное кольцо, которое он никогда в последние годы не снимал, было среди Екатеринбургских узников лишь у Императора Николая Александровича.

 

Фотографическое изображение пальца, обнаруженного Н.А. Соколовым 

Вернемся, однако, собственно к «поиску» и предложению В.Л. Попова по сравнению рентгеновских снимков Императорской четы с сохранившимися костными останками. Как уже было сказано, костей кистей рук скелета № 7 (приписываемого Императрице Александре Федоровне) при вскрытии захоронения не удалось обнаружить ни одной. Более того, в «Протоколе осмотра места происшествия 11-13 июля 1991 г.» в перечне обнаруженных костей, отнесенных к скелету № 4 вообще не указано ни одной обнаруженной кости кистей (хотя, каждая кисть человека состоит из 27 косточек). Затем, правда, в «Заключении № 01 НТ от 30 июня 1993 года» экспертная комиссия удостоверяет наличие 4 (из 54!) костей кистей рук (обеих), отнесенных к скелету № 4.  

Перечисляются обнаруженные при вскрытии захоронения — 1, 3, 4 и 5-я пястные кости левой (!) руки, а также тело пястной кости.  

Рентгеновский же снимок руки Императора запечатлел его правую (!) кисть, в связи с чем не совсем понятно, о каком сравнении с рентгеновским снимком руки Императора вообще может говорить профессор Попов?! Сам же снимок, впервые опубликованный в далеком 1969 году американцем Ллойдом Э. Хоузом в его работе «История радиологии», хранится в библиотеке Центра истории медицины библиотеки Гарвардского университета и доступен для просмотра всем желающим, о чем еще в декабре 2017 года писал петербургский историк профессор И.В. Зимин [Зимин И.В. Рука императора // Санкт-Петербургские ведомости. - Спб., 2017. - от 20.12.2017 г.].  

Появление этих снимков хорошо известно. Из приведенной на сайте библиотеки Гарварда аннотации известно, что снимки «вероятно, были сделаны доктором Х. Хорном, который принес свой рентгеновский аппарат во дворец в Санкт-Петербурге зимой 1898 года по просьбе царя».  

Доктор К. Х. Хорн, начиная с 1894 года, возглавлял ортопедическое отделение при Максимилиановской лечебнице в Санкт-Петербурге, продолжая при этом частную ортопедическую практику. Архивные документы Придворной медицинской части свидетельствуют о получении доктором Хорном 3125 рублей за 29 визитов в Зимний дворец и 48 визитов в Царскосельский Александровский дворец и Петергоф на протяжении одного 1898 года [ЦГИА. - ф. 479, оп. 6.]. Упоминает эти визиты в своих дневниковых записях и Государь Николай Александрович: «Доктор Хорн, который массирует Аликс каждое утро...» (23 марта 1898 г.) [Дневники Императора Николая II.- М., «Orbita», 1991.]. 

Тогда же доктор Хорн познакомил Императорскую чету с действием технической новинки — изобретенной тремя годами ранее в 1895 году профессором и директором германского Физического института Вюрцбургского университета Вильгельмом Конрадом Рентгеном «рентгеновской трубкой», то есть всем нам известным рентгеновским аппаратом. Это знакомство также не осталось обойденным вниманием Императора на страницах его дневника, где Государь отметил, что доктор Хорн: «Показывал нам со своею женою интересные опыты действия рентгеновских лучей. Увековечили наши руки сквозною фотографиею на пластинке!» (23 марта 1898 г.) [Дневники Императора Николая II.- М., «Orbita», 1991.]. 

Собственно говоря, эти «пластинки» и хранятся ныне в собрании Гарварда. Интересно, что несколько лет спустя Император вновь вернулся к теме рентгенографии в своем дневнике: «После обеда д-р Хорн с женою показывали действие рентгеновских лучей. Он снял фотографию с рук Эллы, Ducky и д. Сергея, как он сделал с нашими руками два года тому назад» (27 января 1901 г.). 

Кстати сказать, Император Николай Александрович очень интересовался техническими и научными открытиями. Через пару лет он запишет в дневнике: «После обеда отправились к Гессе (дворцовый комендант - прим. авт.), где д-р Лондон (биохимик и радиобиолог, автор первой в мире монографии по радиобиологии — прим. авт.) прочел чрезвычайно интересную лекцию о новом веществе «Радий»... Он показал много оригинальных опытов» (14 мая 1903 г.).  

Нужно сказать, что изобретенный Рентгеном в 1895 году рентгеновский аппарат, был изготовлен в России уже год спустя выдающимся русским физиком и электротехником, изобретателем радио, профессором А.С. Поповым, собравшим в 1896 году в Кронштадте такой аппарат для нужд Кронштадского морского госпиталя. Современники отмечали высочайшее качество снимков, полученных с помощью аппарата Попова. В том же 1898 году военное министерство, оценив все преимущества нового изобретения, выделило средства на закупку в Германии двух рентгеновских аппаратов с расходными материалами (фотопластинками и химикатами).  

И хотя первая специализированная рентгенологическая клиника в России была открыта лишь в 1918 году, использование рентгеновских аппаратов получило широчайшее распространение гораздо раньше. Произведенные в Германии и САСШ аппараты массово приобретались для нужд хирургических отделений больниц и военных госпиталей, издавалась методическая литература для специалистов-рентгенологов [Бюттнер О., Мюллер К. Техника и применение рентгеновских лучей в медицине. Перевод и дополнения д-ра медицины Я.Б.Эйгера.- СПб., 1898.-143 с.; Решетилло Д.Ф. Лечение лучами Рентгена с изложением рентгенологии и рентгенодиагностики. Руководство для врачей и студентов.- М., 1906.- 490 с.]. 

Широко использовались рентгеновские аппараты в годы войны с Японией в 1904-1905 гг. Их применяли и на полях сражений в Манчжурии и в Порт-Артуре. Тогда же был зафиксирован и первый в мире случай использования рентгенографии в боевых условиях на флоте. 


Вид одного первых рентгеновских аппаратов 

На участвовавшем в переходе на Дальний Восток и последующем Цусимском сражении в составе 2-й Тихоокеанской эскадры вице-адмирала З.П. Рожественского, крейсере 1 ранга «Аврора» был установлен (правда, единственный на всей эскадре) рентгеновский аппарат. Его успешное использование отметил в своих воспоминаниях судовой врач «Авроры» В.С. Кравченко: «Идея применить аппарат Рентгена оказалась весьма удачной и своевременной. Судовой беспроволочный телеграф помещался на крейсере «Аврора» под защитой брони в машинном отделении (перенесенный туда заблаговременно). Конечно, было немыслимо спускать туда на носилках раненых для исследования, поэтому все необходимые принадлежности пришлось поднять в центральный перевязочный пункт и установить неподалеку от операционного стола. Установка была делом нелегким и потребовала перенесения всей передающей станции системы Слаби-Арко. Зато успех превзошел ожидания и вполне вознаградил труды старшего минного офицера лейтенанта Старка.

Перед уходом из Николаевского морского госпиталя в Кронштадте были взяты две круксовые трубки, экран, штатив. Эти немногие принадлежности рентгеновского аппарата оказали нам услугу, поистине неоценимую. Я улыбался, вспоминая голоса скептиков, уверявших, что применение рентгена на военном судне невозможно. Хрупкие трубки, дескать, разобьются при первом же сотрясении от выстрелов, и что вообще для лазарета это излишняя «роскошь». Раненые исследовались в различных позициях, стоя, сидя или лежа на операционном столе, без снимания повязок и одежды. Большую услугу оказали мне йодоформенные тампоны, заведенные в раны: они не просвечивали, были видны темным пятном и давали возможность превосходно ориентироваться по поводу соотношения раны, осколков, направления канала. Результаты были блестящи. Открыто было масса осколков, переломы — там, где их вовсе не ожидали. Мне это страшно облегчило работу, а раненых избавило от лишних страданий — мучительного отыскивания осколков зондом.

Не имея ни фотографических пластинок, ни досуга, чтобы заниматься фотографированием и проявлением снимков, я, отыскав металлический или костный осколок, перелом, наскоро набрасывал схему от руки, прекращая на это время действие аппарата, потом снова пускал его в ход и проверял верность рисунка. Между прочим, этот опыт широкого применения аппарата Рентгена на военном корабле после боя явился первым. Исследовано было более 40 раненых. За все время я наблюдал только один случай обморока, и это было во время исследования Рентгеном. Дальномерщик Михайлов, самый веселый больной, тяжело раненный, имевший десять ран, открытый оскольчатый перелом костей левого предплечья, во время самых мучительных перевязок вечно шутивший над собой и смешивший до упаду других, вдруг не выдержал. Стальные нервы его, наконец, дрогнули под влиянием этой темноты, таинственности, странного мерцающего зеленого света и вида костей собственного скелета на экране. Вот уж никак не ожидал я этого от Михайлова. Где-то он теперь? Так ли шутит и балагурит по-прежнему, или бедному калеке теперь уже не до шуток?» [Кравченко В.С. Через три океана. Воспоминания врача о морском походе в Русско-японскую войну 1904-5 г. /В. Кравченко. — 2-е изд., доп. — Санкт-Петербург: тип. И. Флейтмана, 1910.— [12], 257 с., 2 л. портр: ил.].

 

Вид модернизированного рентгеновского аппарата (1912 год) 

После окончания войны рентгенография продолжала распространяться все шире, и уже в 1907 году рентгеновский кабинет был оборудован в Царскосельском Дворцовом госпитале, а в 1908-м — в клинике факультетской хирургии Женского медицинского института. 

Реклама рентгеновских трубок в начале прошлого века 

Таким образом, идея В.Л. Попова о «поиске» рентгенограммы кисти руки Императора лишена всякого смысла, в связи с «отсутствием предмета исследования», то есть костей кисти правой руки скелета № 4. 

Однако, рентгеновские снимки Императора могли бы все-таки стать решающим доказательством при идентификации «екатеринбургских останков». 

Знакомым с экспертными заключениями о состоянии скелетов «екатерибургских останков» давно и хорошо известно об обнаруженном исследователями прижизненном сросшемся переломе на правом ребре № 2 скелета № 4, приписываемом Императору Николаю Александровичу.

Да и согласно «Заключению № 01 НТ от 30 июня 1993 года» специалистами зафиксировано наличие всех 12-ти пар ребер, относящихся к скелету № 4. Правда, по словам того же В.Л. Попова, «из-за неполного комплекта ребер (скелета № 4 — прим.авт.) установить точно порядковый номер исследованных ребер с повреждениями не представляется возможным» [Попов В.Л. Идентификация останков царской семьи Романовых (Судебно-стоматологические и судебно-баллистические исследования)/Международные медицинские обзоры. - СПб.: Avalanche, 1994. - 60 с., илл.]. Но, как мне думается, в этом случае мнение профессора скорее можно отнести к его невнимательности. 

И как раз в этом случае нам, как никогда, пригодился бы рентгеновский снимок грудной клетки Государя — всем нам хорошо знакомая флюорография. К сожалению, архивные фонды и дневниковые записи Императора и его близких не зафиксировали больше ни одного посещения кабинета рентгенолога в последующие годы. Не побывали там и другие члены Императорской Семьи.  

Впрочем, в исторических источниках мне не удалось встретить и ни единого упоминания о травме, полученной Государем на протяжении его жизни, и повлекшей за собой столь редкий, по мнению врачей, перелом второго ребра, который неизбежно должен был найти отражение в чьих-либо записях, поскольку его лечение неизбежно требовало от пациента и определенного ограничения подвижности руки, и наложения компрессов, то есть обращения к хирургу.  

Таким образом, наличие прижизненного перелома ребра у скелета № 4 может говорить либо о неправильном его соотнесением со скелетом, либо о том, что сам скелет не имеет отношения к покойному Императору. 

Оболенский Алексей Анатольевич, историк 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ: 

1. Бюттнер О., Мюллер К. Техника и применение рентгеновских лучей в медицине. Перевод и дополнения д-ра медицины Я.Б.Эйгера.- СПб., 1898. 

 2. Дневники Императора Николая II.- М.: Orbita, 1991.

 3. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения. - М.: Министерство здравоохраниеия РФ. Республиканский центр судебно-медицинской экспертизы, 1991-1998.

4. Зимин И.В. Рука императора // Санкт-Петербургские ведомости. - Спб., 2017. - от 20.12.2017 г.

5. Кравченко В.С. Через три океана. Воспоминания врача о морском походе в Русско-японскую войну 1904-5 г. /В. Кравченко. — 2-е изд., доп. — Санкт-Петербург: тип. И. Флейтмана, 1910. 

6. Попов В.Л. Идентификация останков царской семьи Романовых (Судебно-стоматологические и судебно-баллистические исследования) / Международные медицинские обзоры. - СПб.: Avalanche, 1994.

7. Решетилло Д.Ф. Лечение лучами Рентгена с изложением рентгенологии и рентгенодиагностики. Руководство для врачей и студентов.- М., 1906. 

8. ЦГИА. - ф. 479, оп. 6.

Рейтинг@Mail.ru