Мышеловка для человека

10.08.2018 - 06:57
Александр Гончаров

Лакеи никогда не ходят и не бегают. Они отличаются своеобразной и таинственной способностью, неведомой остальным смертным, улетучиваться из комнаты. 

Чарльз Диккенс 

С XVIII века человечество, любуясь самим собой, так долго и упорно шло по дороге прогресса с красным знаменем всепобеждающей науки в руках, что не заметило камешек с надписью «Будете как боги», споткнулось о него и упало носом в толстый слой пыли глубокого прошлого. Флаг улетел куда-то далеко. И оно теперь трепыхается в серой массе, шаря безуспешно в поисках любимого древка, натыкаясь на острые корявые палочки оккультизма, раня ладони до крови. Пылинки же лезут в нос, забивают легкие, выедают глаза. Человечество чихает, кашляет, трет слезящиеся глаза кулачками, но даже и не пытается хотя бы встать на колени и выбраться из пыли – знамя потеряно и его очень хочется найти, чтобы вновь шествовать в будущее без Христа и Креста. 

 

Паганизм и наука 

Пылевое марево искажает явь. Вот и мельтешат в нем многочисленные силуэты божков и демонов. Человек отказавшись от высокого звания раба Божия, присваивает наименования божеств своим сородичам и предметам потребления легко и просто: футболист Л. Месси – бог, безголосая певица с улыбкой загнанного пони – богиня, сервелат и чипсы – пища богов. Одним словом, мы дожили до того, что ежели плюнешь, то случайно попадешь на очередного бога. В этой куче-мале уж себя то любой человек признает богом без особых моральных затруднений. Древним язычникам только остается позавидовать людям XXI столетия. Мы опаганизировались до такой степени, которая им не снилась.  

  

Ученый ныне все больше напоминает астролога, а астролог научного работника. Гороскопы читаются как аналитические записки, а прогнозы докторов наук по развитию экономики почти неотличимы от предсказаний дешевых гороскопов из гламурных журналов. И даже в коммерческой рекламе, призванной банально навязывать товар, звучат оккультные полуязыческие фанфары: «Когда вселенная начинает говорить с тобой, тебе главное её услышать. Если ты ждал знак – это он. Бесплатная ставка 5000 рублей для новых клиентов. «Фонбет» – официальный спонсор сборной России по футболу!»  или «Почувствуй себя богиней!» («Gillette Venus Embrace», реклама станков для бритья ног). 

Парадокс ситуации заключается в том, что при наличии толпы кишащих богов, человек перестает быть человеком. Правящим группам (элитам, новой аристократии) он, вообще, кажется подобием механизма, которым хочется управлять с помощью кнопок, контролировать, используя датчики и заставлять как автомобиль ехать в сторону, избранную водителем. Впрочем, часть современной аристократии считает человека всего лишь животным, которое можно дрессировать и вырабатывать у него условные рефлексы как у «собаки Павлова». Не потому ли сейчас такую популярность приобрел оккультный буддизм, где человеческий род стоит на одной доске с муравьями, птицами и крокодилами. Кстати, буддизм – одна из самых технологичных религий. При буддистских монастырях имеются специальные крутящиеся барабаны с молитвами. Тронь барабан, придай ему вращение – и он уже кружится-вертится, т. е. «молится» за тебя. И еще. В буддизме Бога Личности нет, как и в ряде других восточных культах. Поэтому атеист, принявший буддизм, спокойно остается атеистом, но теперь уже «религиозным». 

Как не думай, но знамя науки, стремившейся познать мир утеряно безвозвратно (ушли мечтательные жюльверновские Паганели и пришли практичные Илоны Маски), но остались технические и технологические разработки. И если раньше рассуждали о монархии, теократии или демократии, то теперь все большей популярностью пользуется технократия. Сам термин придумал американец норвежского происхождения Торстейн Бунд Веблен, выпустивший в 1921 году книгу «Инженеры и система цен». Он, преклоняясь перед техникой решил, что власть должны получить инженеры, как привыкшие рационально обустраивать производственный процесс.  

 

В дальнейшем термин «технократия» неоднократно менял смысловое наполнения и для XXI века он уже описывает группу лиц, владеющую техническими достижениями и технологиями и применяющую их для управления обществом. 

Лакей и его враги 

Собственно, технократия – элита новейшего типа пытается превратить человеческий род в погоняемое на мясокомбинат стадо или набор роботов-трансформеров. Человек более не понимается как «образ и подобие Божие», но приравнивается к абстрактной статистической единице. А единицу не жалко, при манипулировании с ней допустим любой произвол. И ни в коем случае ее нельзя назвать Сидор Сидорович Сидоров, но лучше присвоить номер для учета. В Сидоре Сидоровиче и не желая увидишь человека, а в №13276868754309 – только номер. В «цифровой экономике» цифра замещает личность. Обезличенность предваряет безжалостность. За сухостью цифр найти жизнь – невыполнимое задание.  Да и никто этого делать не собирается. 

На первый взгляд, за технократией скрывается персонаж из «Легенды о Великом инквизиторе» Федора Михайловича Достоевского. Но это ошибка. Технократ совершенно не думает о человеке и даже то убогое материальное счастье, которое великий инквизитор готов был даровать людям, он не хочет даровать. Ему необходим не человек, но лишь то, что от него можно получить: деньги, труд (и то не всегда!), тело. И ныне бы Достоевский написал иначе, ибо властью в большинстве стран мира заправляют не цари и короли, но лакеи и «домашние рабы» (в древнеримском стиле), усевшиеся в господские кресла. 

Как там писал Джозеф Редьярд Киплинг: 

«Служанка стала госпожой,

Так не ходи к ней в дом!

Но нет спасенья от раба,

Который стал царем!» 

 

Итак, «Легенда о Великом лакее»: «В городе  N появился Пророк. Он смело ринулся на центральную площадь и начал проповедь. И горожане стали толпами стекаться к нему. Он молил, увещевал, говорил о Боге, исцелял больных и воскрешал мёртвых. Пока… Пока не прибыла полиция и не доставила арестованного чудака во Дворец Правителя. 

В центральном зале, куда привели незадачливого проповедника, на троне восседал ничем не примечательный мужчина небольшого роста, одетый в роскошную бордовую ливрею с позументами.

Старший полисмен объявил: «Ваша Усреднённость, преступник доставлен».

Правитель резко вскочил и мелкими шажками подбежал к задержанному. Тонкий голосок зазвучал как-то громко и визгливо: «Ну, здравствуй, здравствуй, мил друг! Кто ты? Иисус, Матрейя, Магомет или Зороастр? Сказывай. Сказывай!»

Пророк молчал.

Правитель сказал чуть тише: «Раз желаешь молчать, то молчи. Но, вишь ты, какая штука вырисовывается. Ты проповедуешь. А это образовательные услуги. Налог платить надо. Ты исцеляешь. Но ведь это медицинские услуги. И здесь налоговые выплаты полагаются по закону. Ты воскрешаешь мёртвых. Явно ритуальные услуги. Опять налог. Ты публично молишься. Зачтем за религиозные услуги. Тоже налогом облагаются».

Пророк молчал.

Голос правителя стал твердым как камень: «Мне всё равно, что ты делаешь. Заплати казне. И трудись на благо общества. Все горожане так живут. Все довольны судьбой своей. И счастливы под нашей властью».

Пророк отряс прах со своих ног и исчез…

Правитель слегка опечалился и обратился к полисмену: «А принеси-ка мне, дружочек, гамбургер с кабачковой икрой. Желудок просит. Всегда кушаю, когда душевно разволнуюсь».

И никогда больше в город N не приходили пророки…»  

Технократия (как и лакейство) не в состоянии предоставить никаких доказательств своей значимости, кроме владения техникой и технологиями, созданными не ей. А поэтому она активно силится все контролировать. Введение в широкий обиход IТ-технологий и видеонаблюдения по любому поводу – это способ иметь как можно большее количество сведений о населении. Элиту убирает контрэлита, приходящая снизу. И контроль технократии существенно важен, именно, для недопущения к власти новых элит.  

Разве это фантастика?.. 

В одном научно-фантастическом произведении, вышедшем в свет в 2004 году описано общество, где технические средства наблюдения передают данные о поведении каждого человека дома и на улице. Причем в этом мире деньги заменены учетом «добрых дел» (д.д.). Чем значительнее их количество на компьютерном счете, тем состоятельнее лицо, приписанное к этому счету. Скажем, перед уходом из дома погасил свет – плюс 2 д.д. На улице бросил бумажку мимо урны – минус 2. д.д. Если человеку врач прописал не кушать мясного ради поправки здоровья, а он не выдержал и съел котлетку – минус 12 д.д. А выпил полезный морковный сок – плюс 15 д.д. Технократический мир – это общество всеобщего шпионажа. Человек должен посещать правильные магазины, есть предписанную еду, работать строго в рамках выявленных и приобретенных им компетенций (слесарь  не может рисовать картины) и, вообще, вести образ жизни, предписанный сверху (даже веселиться и скорбеть, продавать и покупать и т.д. строго по определенным дням недели, обозначенным в гороскопе). А еще предусматривается добровольный уход из жизни – эвтаназия при достижении определенного возраста. Причем чем выше твой социальный статус, тем далее отодвигается твоя физическая смерть. Любое бунтарство – просмотр не тех фильмов, исполнение не одобренных религиозных обрядов, отказ от эвтаназии ведет к полному закрытию электронных счетов. И человек полностью выпадает из общей жизни. Кстати, детей здесь изымает ювенальная юстиция по любому поводу, например, из-за воспитания родителями в христианском духе. Христианство же оказалось признанным как опасное психическое заболевание. И абсолютно ужасным выписалась в романе «Тупик гуманизма» фигура человека, в юном возрасте полностью погрузившего свой разум в компьютерные игры, а тело – в ванну с питательным раствором. И так до старости, пролежавшей в ней и пространствовав по играм, переходя с уровня на уровень. Причем он вполне признавался технократической властью лояльным гражданином. При первом прочтении книги все это гляделось плодом избыточной фантазии, ныне вымыслом и сказками совершенно не кажется. 

Технократия по-настоящему ведет не к развитию реального производства, а деградации. Человека подчиняют технике, а не технику человеку. Его приспосабливают к ней, а не наоборот. Технократам удобнее развивать и продавать гаджеты, а не космическую промышленность, например. Человеческие колонии на Марсе или Тритоне контролировать длительное время нельзя даже и с помощью искусственного интеллекта. Люди, отделенные достаточным расстоянием и обладающие волевыми качествами, обязательно захотят жить по-своему. Так что уже по этому параметру экспансия человечества в космос приостанавливается. А вот те же гаджеты выгодны. Причем покупатель их позволяет сам себя контролировать с удобством, выбрасывая в социальные сети фото и видео друзей и знакомых, элементов проведения своего свободного времени, прогулок и шоппинга, изображений любимых зданий и мест. Это вполне достаточная информация для воздействия и принуждения. 

Новый Ирод 

Впрочем, человека надо еще заставить принять методы технократии. И здесь узловое значение приобретает система образования. Она призвана приучить с малых лет повиноваться и принимать чужой контроль.

И если кто-то полагает, что Россия не затронута изменениями, вводимыми во всем мире, то он ошибается.  

 

Недавно многих думающих людей совершенно поразила министр просвещения РФ Ольга Васильева: «Какой будет цифровая школа? Главная цель для нас – это безопасность. В цифровой школе она будет контролироваться через систему видеоидентификации. Сейчас у нас есть десятки вариантов охранных систем, но система идентификации по лицу – не только надёжная, но и дешевле, чем многие другие. Таким образом, система доступа не пропустит в школу посторонних. А вот в библиотеке цифровой школы обязательно будут бумажные книги, которые можно подержать в руках, полистать, посмотреть, почитать. И тут же «цифровая» часть библиотеки, где в компьютерах всё собрано в «цифре». Дальше идём в столовую, там оплата питания проходит по картам, средства на которых пополняются родителями. Это и быстро, и удобно. В административной части школы все процессы – делопроизводство, бухгалтерия – также полностью перейдут в электронный формат, как это уже практикуется со школьными журналами и дневниками для наших учеников. В классах цифровую школу дополнит мультимедийное сопровождение». 

Если отбросить в сторону благие размышления, то выявляется следующее – в «цифровой школе» попадают под полный контроль и ученики, и педагоги, и даже родители. К безопасности это не имеет никакого отношения. Террористы не боятся видеонаблюдения. Они просто захватывают школы и больницы. Зато при введении видеоидентификации личное пространство учащихся скукоживается до нуля, а родитель, пришедший забрать первоклассника из школы может получить отказ из-за отсутствия его биометрических данных в школьном компьютере.

Школа таким образом превращается в облагороженную тюрьму. Для завершения не хватает лишь замены фамилий учеников и учителей на идентификационные номера. А это совсем не сложно сделать. И попробуйте не принять – вашего ребенка тогда не пустят в «цифровую школу», а учителю укажут на дверь. 

Оплата питания по карте имеет обратную удобству и быстроте сторону. Вы, например, считаете, что ребенок в школе должен только завтракать, а обедать дома. Соответственно и оплачиваете затраты. А на следующий день к вам приходят представители ювенальной юстиции с вопросом: «Как вы могли пренебречь научно разработанным меню и на свой страх и риск кормить дитятю борщом, слишком жирным для столь нежного возраста?» 

Кроме того, та же «цифровая школа» сможет передавать данные в «ювеналку» о количестве посещенных родителем собраний. И вам обязательно откажут в статусе «ответственного родителя». И уже не оправдаться тем, что собрания назначались на время, когда вы работаете или тем, что на собраниях рассматривались вопросы по принципу – «переливание из пустого в порожнее».  

 

И еще. После всеобъемлющего внедрения проекта «цифровой школы» можно будет вводить обязательные уроки сексуального просвещения под важным мотивом профилактики ВИЧ. Ребенок не посещает эти занятия. Вновь образовывается повод для вмешательства «ювеналки» – родители не желают, чтобы маленький человечек рос здоровым. И отговориться религиозными убеждениями не удастся. 

Все большее и большее впихивание мультимедиа на уроки – это дорога в тупик. Картинка и видео не безобидны. Они навязывают свои образы ученику, они заставляют его мыслить шаблонно, они убивают творческий потенциал учителя. Не даром в знаменитой «Кремниевой долине» в США, где трудятся создатели самых современных информационных технологий, в школах наоборот строго ограничено использование мультемидийных продуктов. Подручные технократов совсем не желают, чтобы их дети попадали под влияние ими же создаваемых технических средств. 

Трансгуманизм и дарвинизм 

Современная технократия не приобрела бы свои характерные черты, если бы не было выработано параллельно учение трансгуманизма. Если вкратце огласить его официальную открытую часть, то это идея достижение человеком долголетия, крепкого здоровья и практического бессмертия путем преодоления биологии человека и телесных недостатков с помощью внедрения в организм различных технических приспособлений, нейросетей, чипов, усиливающих физическую мощь с применением так же достижений генной инженерии, перестройка химического состава костей, мышц и т. д.  Но за всеми этими благими пожеланиями имеется и скрытая часть. Чип может увеличивать вашу силу, но он же может дать болевой импульс, по команде, полученной извне.  И это лишь самый слабый вариант контроля за человеком. 

 

Трансгуманизм вырос из эволюционного учения Чарльза Дарвина, приравнявшего человека к животному миру. Интересно, что автором термина «трансгуманизм» являлся Джулиан Хаксли – первый генеральный секретарь ЮНЕСКО и один из основателей Всемирного фонда дикой природы (WWF), родной брат писателя Олдоса Хаксли, создавшего известнейшую антиутопию «О дивный новый мир», где описано общество тотального контроля и распределения социальных ролей с раннего детства.  

Трансгуманизм возник на страницах книги Джулиана Хаксли «Религия без откровения» (1927 г.). И Олдос Хаксли и Джулиан Хаксли имели дедушку Томаса Хаксли – ярого проповедника дарвинизма, получившего прозвище «Бульдог Дарвина». 

Джулиан Хаксли, как и дед был ярым поклонником Чарльза Дарвина и откровенно писал: «Мы больше не нуждаемся в помощи теологического откровения или абсолютной метафизики. Для нашего философского видения нам достаточно Фрейда и Дарвина».  

Первоначально трансгуманисты пытались при содействии псевдонауки евгеники вывести идеального человека путем скрещивания (браков) людей без наследственных болезней и физически одаренных. К этому же добавлялось особое воспитание и образование, через которые они пытались добиться изменение сознания, поставить человека «по ту сторону добра и зла». Нельзя пройти мимо такого факта, что «Общество евгенического воспитания» в Англии возглавлял четвертый сын Чарльза Дарвина – Леонард. 

Основатели трансгуманизма отвергли Бога Творца, что неудивительно при их увлечении восточным оккультизмом и сами решили стать «человекоделами». 

Процесс «человекоделания» хорошо описал английский мыслитель К. С. Льюис в своих книгах «Человек отменяется…» (1943 г.) и «Мерзейшая мощь» (1946 г.). Это ему удалось потому, что в Великобритании он и был запущен изначально. И только оттуда распространился по всей Земле. Человека сперва низвели до скота, а потом и приравняли к оборудованию.  

Православие и будущее человека 

В конце XX  века трансгуманизм и технократия окончательно объединились. А итогом должно стать разделение человечества на две неравные группы: бессменную и «бессмертную» элиту с психологией лакея, приживалы и наушника, и управляемую массу, в которой нет места человеку как личности. Под эту задачу сейчас затачиваются и образование, и воспитание, и внедрение новых IT-технологий. Технократы-трансгуманисты полностью регулируют деятельность СМИ и разработки в компьютерной сфере. В этой ситуации будущее человеческого рода представляется мрачным и бесперспективным.  

Однако… «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут. Но вы, братия, не во тьме, чтобы день застал вас, как тать. Ибо все вы – сыны света и сыны дня: мы – не сыны ночи, ни тьмы. 

Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться. Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. 

Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения, потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним» (1 Сол. 5, 3-10.). 

Трансгуманисты и технократы не учитывают, что Бог есть, что душа человеческая – не информационная матрица, а дар Господа Живого, что никогда чудовищные эксперименты с человеком не заканчивались успехом, хотя и приносили океан горя. 

А Православию имеется чем ответить на происки «сынов тьмы». Покаяние, борьба с собственными грехами, молитвы и крестные ходы – это то оружие, которое вполне позволяет человеку оставаться с Богом и быть человеком, а не биороботом. И сейчас важно помнить завет преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи». От каждого из нас зависит закончится ли человеческая история на веку ближайших поколениях или продлится по воле Божией дальше.  

Рейтинг@Mail.ru