Священник и война

12.10.2018 - 09:53
Олег Горностаев

Несколько лет назад Патриарх Московский и всея Руси Кирилл указал на необходимость увеличения количества военных священников в ВС России. Штатных капелланов в Русской Православной Церкви – 170 чел. (при установленном штате 268 чел.), ещё 500 выполняют функции капелланов внештатно. По дальним гарнизонам, в глухих местах, на полевых выездах или в горячих точках. 

Только духовно сильный народ способен победить в войнах. Это прописная истина. Потребность человека в Боге остро ощущается в периоды опасности, особенно на войне. Священник Илия Азарин только за два месяца пребывания на авиабазе Хмеймим в Сирии крестил 66 военнослужащих. К нему шли все – спецназовцы, лётчики, артиллеристы. А сколько крестили другие священники до него? На войне каждый день может стать последним, и хочется быть ближе к Богу. 

Православие трактует войну как отрицательное явление, порождаемое страстями человеческими. В то же время, Православие признаёт право человека на справедливую войну в нашем грешном мире, где живут немирные люди. Святое Писание однозначно указывает на допустимость и даже почётность воинского служения, если оно совершается с осознанием воли Божией: не радуйся смерти врага, ибо все умрем. 

Война связана с кровопролитием, и священник в рядах воинства привносит туда нравственную составляющую. «Он вносит…очеловечение и осмысление того служения, к которому призваны военнослужащие…Применение совершеннейшего оружия должно быть в чистых руках, с нравственным камертоном в душе каждого человека», - так описывает миссию военного священника протоиерей Сергий Привалов, председатель Синодального отдела по взаимодействию с ВС.  

Само присутствие православных священников в Сирии говорит о провале дьявольского плана экстремистов зачистить древнюю сирийскую землю от христианского присутствия, превратить её в логово исламизма. Российские православные священники в Сирии не только духовно окормляют российских солдат, но и занимаются возведением церквей и часовен. Разрушая христианские святыни, боевики были уверены, что будут праздновать победу своей человеконенавистнической идеологии над верой Христовой.  

Рано радовались. В Хмеймиме освящена часовня в честь св.великомученика Георгия Победоносца, на военно-морской базе в Тарусе – храм в честь св.праведного воина Фёдора Ушакова. Христианство не уйдёт из Сирии, потому что в Сирию пришла Россия.  

Служба военного священника – непростая миссия. В горячих точках такой священник нередко рискует жизнью наравне с другими военнослужащими. Только военнослужащим за риск и выполнение поставленных задач положены льготы и награды, а священник трудится бескорыстно. За подобное бескорыстие боевых наград не предусмотрено. К сожалению. 

В 2009 году протоиерей Димитрий Василенков вместе с военной колонной попал в засаду чеченских боевиков. Как священнику, брать оружие в руки ему нельзя. Он поддерживал солдат молитвою, набивал патронами магазины. Получил два ранения, от госпитализации отказался. Террористы с 50 метров трижды не смогли попасть из РПГ по их машине. Божья милость!  

Священник Виталий Белов в Сирии жил в боксе, посеченном осколками. Несмотря на постоянный риск обстрела, другого жилья не просил, ибо это было бы попыткой выторговать себе привилегированное положение по сравнению с остальными бойцами. 

Протоиерей Димитрий Василенков у расстрелянной машины  

На священнике лежит особая ответственность. Он для солдат – морально-нравственный образец. Это значит, что священник не имеет права струсить, отступить, проявить малодушие и неверие. Он не имеет права на импульсивность и чрезмерные эмоции. Любое испытание он должен воспринимать со спокойствием как проявление воли Божией. Для простого человека это очень тяжело психологически, но священник с Божьей молитвой на устах способен творить чудеса.  

Рейтинг@Mail.ru