Опасность для Курильского рубежа

06.12.2018 - 15:25
Дмитрий Цыбаков

На фоне очередного обострения отношений России с коалицией западных государств и их киевскими сателлитами очевидные вызовы для национальных интересов формируются в регионе Дальнего Востока.  

После очередных заверений высшего российского руководства о готовности решать некий «территориальный спор» с Японией на основе советско-японской Декларации 1956 г., сделанных на международных форумах в Сингапуре и Аргентине, все больше наблюдателей подозревают то, что политическая элита нашей страны склоняется к передаче восточному соседу ряда существенной части Малой Курильской гряды – острова Шикотан и островной группы Хабомаи.  

Мотивом такого беспрецедентного шага эксперты называют потребность в обретении плацдарма для продолжения вывода национального продукта нашего Отечества за рубеж. После перекрытия канала утечки российских капиталов через банковский сектор Западной Европы в связи с объявленными и еще грядущими санкциями, бенефициары данного процесса продумали возможность переправки присвоенных национальных богатств подальше от реального сектора экономики своей страны через проекты японских посредников. 

Платой за помощь в вывозе национального капитала России, согласно изложенной версии, и станут будущие территориальные уступки со стороны Москвы. Если это произойдет, то Курильский геополитический рубеж, с 1945 года выступающий прочным щитом безопасности нашей страны на Дальнем Востоке, превратится в очевидную фикцию.  

Тем более, что общественное мнение и «политический класс» Японии желают вести речь не менее чем обо всех Южных Курилах, включая и Кунашир и Итуруп.  

С точки зрения здравого смысла любая добровольная территориальная утрата для страны, претендующей на статус мировой державы и пребывающей в острой конфронтации с гегемонами современной политики, чревата неминуемым идеологическим и моральным кризисом и внутриполитической катастрофой. Доверие народа к российской власти, почти совсем утраченное после недавнего пенсионного грабежа, в случае сдачи Курильского рубежа окончательно рухнет, провоцируя новый виток распада исторической России. 

Справедливости ради отметим, что мина под Курильский рубеж была заложена еще при прежнем российском властителе, когда РФ обязалась в Токийской декларации 1993 г. решить якобы существующую проблему по принадлежности всех Южных Курил, а не только ее части, неразумно обещанной Хрущевым японцам в 1956 г.   

К настоящему моменту общественное недовольство по поводу вероятной передачи Токио острова Шикотан и гряды Хабомаи еще не приняло значимого масштаба. Только отдельные патриотические политики и эксперты, чье мнение не представлено в федеральных СМИ, пытаются бить тревогу.  

Определенный резонанс получило обращение в российское МИД органа региональной государственной законодательной власти –  Сахалинской областной Думы. Обращаясь к министру иностранных дел С. Лаврову сахалинские и курильские депутаты призвали внешнеполитическое ведомство исключить вопрос о принадлежности Южных Курил из переговорного процесса с Японией. 

Знакомство с ответом МИДа вызывает крайне противоречивые чувства. С одной стороны, представители Смоленской площади указали, что целью российской стороны является достижение признания японцами российского суверенитета над Курильскими островами. С другой стороны, в ответе, оглашенном представителем МИД, ничего не говорится о том, что вопрос о принадлежности Курильского рубежа решен руководством РФ раз и навсегда. 

Тревожные обстоятельства усугубляются из-за ряда двусмысленных заявлений официальных лиц («автоматической передачи Южных Курил не будет») и скандальных утечек информации, вброшенных через мировую прессу. Так, 3 декабря сего года агентство «Интерфакс» со ссылкой на газету «Майнити» сообщило о назначении спецпредставителей по заключению российско- японского мирного соглашения. Позднее данный факт подтвердили в токийском МИД.  

Далее японское издание развило свои фантазии по поводу компетенции спецпредставителей, в которую якобы включены такие вопросы как установление юридической принадлежности Южных Курил после заключения мирного договора.   

В тот же день, 3 декабря министр иностранных дел Страны Восходящего Солнца заявил, что мирный договор с Россией может быть подписан только после решения «территориальной проблемы». Заметим, что в пресловутой Декларации 1956 г., которую российские представители возвели для себя едва ли не в культовый объект, предполагалось, что указанные острова Южных Курил могут поменять принадлежность только в качестве жеста доброй воли со стороны СССР. Причем указывалось, что произойти это может не до, а после заключения гипотетического мирного соглашения.

Из знакомства с ответом российского дипломатического ведомства Сахалинской областной думе явственно следует, что чиновники со Смоленской площади писали его так, будто бы документ предназначался для граждан не своего, а зарубежного государства. 

Иначе бы они нашли возможность упомянуть о том, что 27 января  1960 г., после заключения военного договора между Японией и США, советское правительство в Памятной записке уведомило Токио о невозможности дальнейшего выполнения Декларации в полном ее объеме.  

Таким образом, очевидно, что «ахиллесовой пятой» переговорного процесса в вопросе о заключении мирного договора с Японией остается наличие Декларации 1956 г. Официальный Токио совершенно не обращает внимания на положения упомянутого соглашения, думать не думает о выводе американских войск с Окинавы и требует передачи себе территорий прежде заключения мирного договора с РФ. 

В сложившихся условиях российской общественности остается только солидарно требовать от исполнительной и законодательной властей официально подтвердить невозможность нарушения территориальной целостности страны в районе Курильского рубежа и где бы то ни было еще. Либо, руководствуясь нормами международного права об аннулировании государством международных договоров, заключённых его предшественниками необходимо приступить к процедурам парламентской денонсации всех соглашений прошлых лет, которые сегодня могут быть использованы как аргументы против сохранения национально-территориального суверенитета Российской Федерации.

Дмитрий Цыбаков, доктор политических наук, заведующий кафедрой гражданского права Среднерусского института управления — филиала РАНХ и ГС

Рейтинг@Mail.ru