Дружба против "Третьей страны"

23.05.2019 - 13:29
Дмитрий Сунженцев

Исламабад и Тегеран намерены вместе решать экономические и геополитические задачи и сообща отвечать на террористические вызовы

Совсем недавно, в начале марта этого года отношения двух исламских республик Ирана и Пакистана опасно обострились, после террористических атак группировок, базирующихся в пакистанском Белуджистане. Эксперты даже заговорили об опасности военного конфликта двух стран. Основанием для этого стали достаточно резкие заявления Тегерана, что если пакистанцы не в состоянии сами навести порядок в своей провинции, это придется делать иранским силам контртеррора. Если добавить к этому, что фоном этих событий стал визит кронпринца Саудовской Аравии, то у многих наблюдателей возникло мнение, что Исламабад, скорее всего, присоединится к антииранскому «арабскому союзу». 

Однако эти прогнозы не то, что несбыточными, они исполнились с точностью наоборот — Исламабад и Тегеран объявили о создании фактического военного союза для борьбы с террористами. Строго говоря, ничего такого необычного в этом нет — ранее ВС Ирана неоднократно приходили на помощь Пакистану в борьбе с белуджийскими экстремистами. Происходило это еще при шахском режиме, но и сегодня нет никаких особых препятствий для того, чтобы этим двум странам не объединить свои усилия в борьбе с общим врагом.

После прошедшего в конце апреля в Тегеране саммита глав Пакистана и Ирана было объявлено, что страны создают на постоянной основе совместные пограничные мобильные силы для борьбы с терроризмом и трансграничной преступностью, а так же консолидируют усилия разведорганов и контртеррористических служб обеих стран. При этом, как отметил президент ИРИ Хасан Роухани, никакая «третья страна» не сможет помешать дружбе и сотрудничеству иранцев и пакистанцев. На это Имран Хан ответил, что, несмотря на усилия «третьей страны», Пакистан никогда не присоединиться, ни к какому антииранскому союзу. 

Хотя в поддержке белуджийских террористов обвиняют и Саудовскую Аравию, и ОАЭ, и даже Израиль, понять что под эвфемизмом «третья страна» главы двух исламских республик имеют ввиду, прежде всего, США, несложно. Особенно если учесть, что обе стороны выступили с резким осуждением признания Вашингтоном КСИР «террористической организацией» и Голанских высот — территорией Израиля. 

Впрочем, критика США, которых в Пакистане и в Иране считают главными спонсорами террористов Белуджистана, не была ведущей темой саммита. Там обсуждались и вопросы экономического взаимодействия, к которым, по мнению Хана и Роухани, должны быть привлечены Турция и Китай. В частности, отмечалось, что объединение транспортных систем этих стран позволит создать высокоэффективный транспортный коридор.

Собственно, есть все основания рассматривать решение о создании совместных ирано-пакистанских контртеррористических сил в связке с идеей создания трансазиатского коридора, безопасность которого становится первостепенной задачей.

Этот же вопрос потребует дополнительного внимания Исламабада и Тегерана к афганской проблеме. Впрочем, и без него причин высказывать острую заинтересованность в скорейшей стабилизации ситуации в Афганистане у этих стран предостаточно. Достаточно напомнить, что в Иране нашли приют 3 млн. беженцев из ИРИ, а в Пакистане — 2,7. А осуществленная в последнее время США мощная «инвазия» в Афганистан десятков тысяч боевиков запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» с целью «сдерживания» «Талибана» (запрещены в РФ), стала нешуточной угрозой для всех соседних стран.

Имран Хан заявил, что афганское урегулирование станет приоритетной задачей для Пакистана и Ирана, которые будут координировать свои шаги в этом вопросе и действовать согласовано в деле обеспечения национального примирения в этой стране.

Напомним, что до недавнего времени Пакистан считался союзником США, в том числе и по Афганистану. Теперь же Исламабад намерен решать этот вопрос в долгосрочном союзе с Ираном и, очевидно, вопреки устремлениям и интересам Вашингтона.

Между прочим, Хан сделал свое заявление буквально через несколько дней после того, как руководство «Талибана» отказалось от очередного тура переговоров с американцами в Дохе. Формальным предлогом для «заморозки» процесса стала попытка американцев, вопреки воле своих визави, встроить в него представителей Кабула, да еще в количестве, в несколько раз превышающих количество делегатов-талибов.

Отказавшись от переговоров в навязываемом им американцами формате, талибы анонсировали «Весеннее наступление» и немедленно преступили к занятию территорий, все еще подконтрольных кабульскому режиму. Западные СМИ утверждают, что эти шаги согласованы с Исламабадом, который является главным спонсором «Талибана». 

Но, как бы то ни было, США, объявляющие об «изоляции Ирана», сами теряют в регионе одного за другим союзников, которые начинают тесно взаимодействовать с их противником.

Рейтинг@Mail.ru