Норвегия - подлость как политическая традиция

31.05.2019 - 15:14
Руслан Устраханов

"Для нас, россиян, ясно, что, к сожалению, никогда нельзя верить обещаниям, которые дают наши европейские партнеры. Им нельзя верить, потому что Европа сейчас не обладает самым важным, на мой взгляд, чтобы сдерживать обещания -- у неё нет суверенитета. А без этого можно хорошо давать обещания, но не выполнять их". Это из заявления вице-спикера Госдумы Петра Толстого в ходе дебатов, организованных ассоциацией "Франко-российский диалог" в Российском духовно-культурном центре в Париже.

Дополним сказанное парламентарием. Ложь, цинизм, принцип цели, оправдывающей средства, принцип преступной необходимости для ведущих политиков Западной Европы -- отнюдь не "ноу-хау" 21-го века, а многовековая традиция. Слова "Англичанка гадит" приписывают ещё Александру Суворову в Швейцарском походе 1799 года. Заметим: набор дьявольских инструментов лжи и подлости применяется европейской элитой не только для внешнего, но и внутреннего "потребления". Образцом служит королевская Норвегия в жизни и судьбе генерала Карла Флейшера.

Кратко о генерале из Википедии: "Карл Густав Флейшер (28 декабря 1883, Нур-Трёнделаг -- 19 декабря 1942, Торонто, Канада) -- норвежский военачальник, глава Верховного командования вооружённых сил Норвегии в период Второй мировой войны (с 1940), генерал-майор. До 1933 года Флейшер служил в Генеральном штабе Норвегии. Один из главных военачальников в битве за Нарвик, в ходе которой норвежским войскам при поддержке английских и польских союзников после 40-дневного наступления удалось освободить город от немецких захватчиков. Это произошло 28 мая 1940 года".

При оценке победы при Нарвике над частями вермахта под командованием генерала Дитля следует понимать важность Нарвика для Третьего рейха. Представлять значимость железной руды, поставляемой из Швеции для Германии через порт Нарвик на протяжении Второй мировой войны.

Шведская железная руда служила главным сырьём производства вооружения нацистской Германии. Её значимость особенно возросла, когда иные источники получения были отрезаны от Германии британской морской блокадой во время "битвы за Атлантику". После 1939-го и до конца войны Швеция оставалась главным поставщиком железной руды для гитлеровцев. А портом отгрузки руды из Лулео и Укселёсунда в Германию служил норвежский порт Нарвик. Швеция давала Третьему рейху половину всей руды. Другая часть добывалась в Германии. Небольшие поставки шли из других стран, но всё -- низкого качества.

О роли шведской железной руды пишет в "Воспоминаниях" главнокомандующий германских ВМС гросс-адмирал Эрих Редер: "Было бы совершенно невозможно вести войну, если бы военно-морской флот не смог обеспечить поставки железной руды из Швеции". К сказанному Редером добавим -- без норвежской логистики через порт Нарвик руда никогда бы не достигла Германии. Да, существовали балтийское порты, но они зимой замерзали. А литейное производство -- цикл непрерывный, не сезонный, как и военные действия.

Следовательно, не захвати Германия Северной Норвегии с Нарвиком, вряд ли Гитлер смог вести длительно военные действия. Территория его агрессии могла быть значительно сужена. У Гитлера не хватило бы экономического потенциала долго удержать даже то, что он оккупировал в Западной Европе.

Север Норвегии -- это запасы стратегического никеля, это важнейший порт Киркенес, это движение гитлеровцев в мурманском направлении. То есть удержание Северной Норвегии означало десятки миллионов сохраненных человеческих жизней, тысячи неразрушенных городов, сел, деревень. С фашистской чумой общими усилиями покончили бы куда быстрее и с потерями куда меньшими.

Оккупация Северной Норвегии произошла исключительно потому, что её просто сдали немцам. Сдали, ибо перевес сил находился на стороне норвежцев с союзниками. Перевес в живой силе, в авиации, флоте и перевес моральный, особенно после того как немцев выбили из Нарвика. Гитлер это осознавал, намеревался эвакуировать корпус Дитля и оставить Север Норвегии. Но случилось то, что Флейшер по праву называл предательством. Но то было не только предательство Норвегии. Сдача Германии Северной Норвегии вкладывалась в стратегию Черчилля в направлении нацистской агрессии на Восток -- на Советский Союз.

Вина за потерю Северной Норвегии целиком лежит на руководствах Великобритании в лице Уинстона Черчилля и Норвегии с королём Хоконом VII и премьер-министром Юханом Нюгорсвольдом (Johan Nygaardsvold). Последний возглавлял правительство Норвегии в изгнании. Нюгорсвольд осенью 1942-го от имени короля и правительства обратился к населению оккупированной Норвегии с просьбой не оказывать германской армии и властям вооруженного сопротивления.

Вот так! Война полным ходом, гитлеровцы захватили Норвегию, а король с правительством призывают норвежцев к покорности поработителям! Такой призыв -- не только на грани измены и предательства. Он, по факту, являлся изменой и предательством как норвежцев, так и всех сражавшихся с фашистской агрессией в Европе.

Естественно, предательская позиция норвежской политической верхушки шла вразрез с позицией Флейшера и патриотов Норвегии, желавших освобождать свою родину с оружием в руках. Конфликт патриотических интересов Флейшера и предательских норвежского политического руководства был налицо. В итоге боевого генерала путем обмана от командования норвежскими вооруженными силами отстранили.

Флейшера отправили в Канаду, якобы для формирования там норвежских частей. По приезду на место Флейшер понял, что стал жертвой обмана с соответствующей реакцией. Тогда пришёл приказ о назначении генерала военным атташе в США. Но назначение, полагаем, стало прикрытием физического устранения Карла Флейшера. 19 декабря 1942-го года генерала нашёл с пулей в сердце в Торонто его адъютант лейтенант Ричард Бринк-Йонсен.

Существуют весомые основания утверждать о насильственном характере смерти Карла Флейшера. Ибо версию о возможном самоубийстве генерала озвучил Бринк-Йонсен только в 1995 году. Бывший адъютант Флейшера, делая акцент на "возможном самоубийстве", давал понять, что его шефа убрали. Кстати, до заявления Йонсена в Норвегии никто о причинах смерти генерала не вспоминал. Флейшер был фигурой полного замалчивания, каковой остаётся до сих пор. Ибо история Флейшера напрочь развеивает миф о героизме лживого символа Норвегии Хокона VII и прочей придворной и правительственной камарильи в годы войны.

На насильственную смерть генерала указывает его "мгновенное" кремирование в Канаде по требованию норвежского правительства. Давление на королевскую Канаду шло через британцев -- никакого полицейского расследования, кремация, а урну с прахом отправить в Лондон. Последнее даёт основание полагать на участие британских "специалистов" в устранении Флейшера.

Действовала позиция "не вынесения ссора из избы" во имя дружбы взасос британского монарха с норвежским королевским двором. Примечательно -- когда прах Флейшера после войны привезли в Норвегию, ни одна мразь из норвежского правительства не присутствовала на захоронении. Боевой генерал и после смерти оставался врагом трусливых предателей и подонков, объявивших себя борцами с нацизмом.

Тем, кто вернул, пусть даже в узком информационном пространстве, славу подлинного, а не мнимого героя Норвегии стал норвежский генерал Торкель Ховланд (Torkel Hovland). Ховланд командовал 6-й стрелковой дивизией, командиром которой в 1940-м был Флейшер. Книга Ховланда "Генерал Густав Флейшер. Величие и падение" -- единственная серьезная работа в восстановлении справедливости в отношении Карла Флейшера.

В 2001-м Ховланд выступил в "Военном обществе" в Осло, где уже публично расставил всё на свои места. Рассказал о подлинном герое и реальных подлецах Норвегии военных лет. Дабы не быть голословными, проиллюстрируем некоторые выдержки из его лекции перед норвежскими офицерами:

"Никто не может оценить генерала Флейшера, не погрузившись в его защиту Северной Норвегии весной 1940 года. Поскольку, несмотря на поток описательных книг, не было подготовлено ни одной военно-исторической оценки с анализом причин и следствий успеха нарвикской кампании. Моя оценка кампании не оставляет тени сомнения относительно решающей роли Флейшера в возвращении Нарвика 28 мая 1940 года. Легенда о немецкой непобедимости была разрушена, а имя "Нарвик" останется символом надежды и победы союзников.

Флейшер стал первым норвежским генералом за 150 лет, который долгое время вёл успешные наступательные операции и был единственным норвежским генералом во время войны, который получил международную репутацию лидера. Без Флейшера кампания в Нарвике была бы интегрирована в ряд позорных поражений Норвегии и союзников в 1940 году. Тот факт, что Флейшер со своими северными норвежскими и тронхеймскими войсками показал, что при правильном руководстве норвежские солдаты могут соответствовать гордым традициям Норвегии в защите отечества, необходимо для нашего национального самосознания.

В то время как политическое и военное руководство (король, правительство) в Южной Норвегии было полностью парализовано, Флейшер с почти механической точностью предпринял все необходимые меры для обеспечения защиты существования региона. Флейшер вёл себя не как Руге (Отто Руге, генерал-майор, командующий норвежской армией с апреля 1940 года) на юге, чтобы рассчитывать на победу союзников. Он взял на себя полную ответственность за разгром немецких войск, а затем поддержку союзников в качестве дополнения.

После возвращения Нарвика была подготовлена операция по уничтожению сил Дитля, сосредоточенных в пустынной горной местности вокруг Бьёрнефелла. Дитль был спасен Черчиллем, приказавшим эвакуировать союзников. 2 мая Флейшеру неожиданно сообщили, что союзники собираются эвакуироваться. Флейшер был в ярости.

Флейшер в Великобритании сотрудничал с британцами, чтобы создать норвежскую бригаду. Флейшер попытался мотивировать правительство разработать норвежскую военную политику с увеличением численности норвежских вооруженных сил для операций на норвежской территории. Однако все его предложения и инициативы падали на каменистую почву. Его бросающиеся в глаза идеи и достижения вместо этого были гвоздями в его гробу. Напротив, правительство рассматривало его и его сотрудничество с британцами как угрозу его секретной (читай -- предательской) повестке дня. Флейшер встал на пути безжалостных политических деятелей правительства Нюгорсвольда.

Недостаточно было убрать Флейшера, его пришлось "топить в канализации" через клевету и распространение слухов. Флейшер был заменён неизвестными, неопытными людьми не имеющими опыта военной службы. Естественно, британцы рассматривали их как "офисных офицеров".

Что же заставило этого гиганта военачальника сломаться? Его прямой характер, отсутствие понимания политической интриги и сильное чувство чести сделали его лёгкой жертвой политических интриг и клеветы.

Несправедливость, совершенная в отношении генерала, который должен был занять место в нашей истории как главный герой войны и образец для подражания, имеет аспекты, которые всё ещё кажутся взрывоопасными. Лондонское правительство сделало все возможное, чтобы скрыть свои следы! Историки после войны спели того же "лже-мудреца". Их усилиями заслуги Флейшера в кампании Нарвика стали невидимыми. Британские рейды и секретные операции в Норвегии стали частью нашей истории сопротивления, которой мы можем гордиться. Однако оппозиция правительства в отношении таких операций на родине до сих остается скрытой.

Возможно, что восстановление Норвегии, которая после войны стала очень разделенной нацией, в первые годы нуждалось в героической истории. Однако вводящая в заблуждение сюжетная линия, способствовала тому, что наше политическое и военное руководство не извлекло уроки из того, что произошло.

Секретная стратегия норвежского правительства в Великобритании строилась на том, чтобы заложить основу для независимости Норвегии, если Германия выиграет войну. Задача правительства в Лондоне состояла в том, чтобы защитить интересы Норвегии, обеспечив мирное урегулирование, благоприятное для Норвегии. Флейшер видел это по-другому. Германия должна была быть разбита военным путем, мы должны вернуть нашу свободу, и этого можно достичь только совместными общими усилиями всех свободных стран".

Итак, "секретная" стратегия Хокона VII и правительства с Юханом Нюгорсвольдом заключалась в "мирном урегулировании" с Гитлером. Если это не измена, то что тогда следует считать изменой и предательством? Впрочем, предательская секретность была "шита белыми нитками", если вспомнить требование норвежского правительства не сопротивляться нацистам в Норвегии. Какая уж тут "секретность"! Вся эта мерзкая свора вместе с венценосным монархом заслуживала по возвращению в 1945-м в Норвегию не почестей, а скамью подсудимых рядом с Квислингом.

А зачем нам вообще вспоминать то, что было более семидесяти лет назад где-то в Норвегии, Британии и Канаде? Разумеется, цель статьи -- не рассказ о жизни и гибели героя, выдающегося военачальника Второй мировой войны. Ибо история Карла Флейшера -- не история о прошлом, а о настоящем. Речь о принципах, какими руководствуются современные норвежские, британские и прочие западные политики. Речь о "генетическом коде" поведения лидирующей политической элиты Западной Европы. В нём ничего не изменилось после Второй мировой войны. Та же ложь, цинизм, пренебрежение интересами народов и предательство.

Вот чем важна история генерала Флейшера. Она даёт точное понимание того, с кем мы имеем дело. И что верить западным политикам, за редким исключением, ни при каких обстоятельствах нельзя. Подлость в политике давно уже стала их исторической традицией.

Больше материалов по теме

Рейтинг@Mail.ru