Бесспорный факт: Останки не те

12.06.2019 - 17:53
Андрей Мановцев

К выходу сборника «Екатеринбургские останки. Независимые исследования» 

Установка на комплексный подход 

При проведении любого расследования, в том числе, и по нашумевшему делу определения подлинности или неподлинности так называемых «Екатеринбургских останков», экспертам необходимо обращаться к разным аспектам. Только согласованность разноплановых выводов может дать искомый результат. Иными словами, имеет ценность не только отдельно взятый исторический анализ событий, не только молекулярно-генетические исследования, не только антропологическое изучение останков, не только физико-химический анализ почвы или сопутствующих предметов, не только юридическая составляющая, но вся совокупность данных.  

Рассматриваемый сборник статей характерен именно таким подходом. Здесь собраны описания результатов исследований по самым разным позициям, и все они дают однозначный итог: останки не те. 

Предлагается дайджест по главным темам 

Если бы «екатеринбургские останки» были и вправду царскими, они были бы величайшей национальной святыней, что и оправдывает внимание к ним «независимых исследователей». Сборник «Екатеринбургские останки. Независимые исследования» вышел в Санкт-Петербургском издательстве «Свет» в конце 2018 года. Теперь он доступен для читателя и в электронном виде

 

Главные темы сборника:  

- обоснование выводов Н.А. Соколова о сожжении тел на Ганиной Яме;

- сомнительность находки Гелия Рябова;

- отсутствие исторической значимости «Записки Юровского»; 

- антропологические противоречия, а именно:

- явные признаки, не позволяющие считать череп № 4 принадлежащим Государю, а череп № 7 принадлежащим Государыне;

- отсутствие следов сабельного удара на черепе №4;

- результаты историко-стоматологической экспертизы. 

В данной статье мы познакомим читателя  с кратким изложением соответствующих частей сборника для каждой из указанных тем.. 

Тела сожжены на Ганиной Яме 

Вопрос о том, как в действительности большевики скрывали следы злодеяния, рассматривается в статьях историка П.В. Мультатули «Выводы белого следствия. Соколов ставит подпись» и судмедэксперта Ю.А. Григорьева «Тела сожгли у Ганиной Ямы». 

Историк показывает, что Н.А. Соколов располагал большим количеством (пусть косвенных, главное — независимых, как подчеркивает П.В. Мультатули) свидетельств о сожжении тел расстрелянных в Ипатьевском доме. По документам известно об огромном количестве горючих веществ, доставленных на Ганину Яму 17 и 18 июля 1918 г. Имелись и вещественные доказательства. Так, наличие разрубленных драгоценностей не имеет другого объяснения, кроме как следствие разрубания тел на части для сожжения. В дискуссиях недавнего времени не раз говорилось, что Н.А. Соколов будто бы не пришел к определенному заключению. Но им подписан доклад, составленный для Вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, заключение которого однозначно: семья убита, тела сожжены. 

Судмедэксперт Ю.А. Григорьев приводит доводы в пользу сожжения тел и аргументированно, привлекая различные источники, показывает, что на сожжение трупа взрослого человека на костре требуются сутки. Тем самым Юрий Александрович подтверждает высказанный тезис: времени на сожжение было достаточно.  

Приведем одно из важных соображений Ю.А. Григорьева. На Ганиной Яме были найдены 25 кусочков расплавленного свинца — вытекших пуль, лишенных медных оболочек. Объяснение может быть только одно: пули находились в телах убитых, свинец расплавился при сожжении тел, а медные оболочки исчезли под действием серной кислоты.  

Недоверие к изначальной ситуации 

Все, что известно о сенсанционной находке Рябова и Авдонина, известно только с их слов, не вызывающих доверия хотя бы по той причине, что «энтузиасты» противоречат друг другу, а порою и самим себе — это выразительно показано в книге князя А.К. Голицына «Кому же верить? Правда и ложь о захоронении Царской Семьи» (М.2013). В своей статье «Находка Г.Т. Рябова и ее сомнительность» П.В. Мультатули приводит простые доводы против расхожих представлений об «энтузиазме» Рябова и о покровительстве ему главы МВД Н.А. Щелокова.  

В конце 1970-х годов царская тема была сугубо запретной, Свердловск был городом полусекретным, и жители окрестностей Ганиной Ямы имели строгое указание: о местности никому не рассказывать. При этом глава КГБ Ю.В. Андропов был личным врагом Н.А. Щелокова и только рад был бы получить на него весомый компромат. Таким образом, «отыскание» «царской могилы» летом 1979 года могло осуществляться только под патронажем КГБ. Вряд ли мы узнаем, как это все было в действительности. 

Впервые в истории 

Основанием для исследования «царской могилы» служат показания преступника, так называемая «Записка Юровского» и только она.  

Подобных прецедентов во всей истории расследований преступлений не было. С 1990-х годов не раз ставился вопрос о необходимости исторической экспертизы «Записки». В 1997 г. крупнейшим российским архивистом, доктором исторических наук  Ю.А. Бурановым  был найден исходный рукописный текст «Записки», рука — М.Н. Покровского, крупного большевистского деятеля, первого фальсификатора нашей истории. Но ни в 1990-е годы, ни позже, ни в недавнее время официальному критическому анализу «Записка» не подвергалась. Причина понятна: «документ» не выдерживает критики, что и показано в статье А.А. Мановцева  «Несостоятельность «Записки Юровского» как исторического документа».  

Двигаясь, шаг за шагом, по эпизодам, описанным в «Записке», автор показывает то прямую ложь текста, то разного рода несуразности.  

Приведем лишь ту из последних, что была озвучена на конференции  «Дело об убийстве Царской семьи» в московском Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года, но не получила никакого ответа. Если верить «Записке», машина с трупами преодолевала расстояние от переезда №184 до места захоронения — 200 метров — в течение пяти часов, не меньше...  

В ту ночь захоронения быть не могло 

Одна из главок указанной выше статьи А. Мановцева достойна отдельного упоминания. В ночь с 18 на 19 июля 1917 года захоронения на Поросенковом Логу не могло быть по той причине, что в эту ночь Юровский не мог находиться на Ганиной Яме и затем на Поросенковом Логу. По показаниям кучера Елькина, данным белому следствию 5 сентября 1918 г., цареубийца ранним утром 19-го июля 1918 г. уехал в Москву: Елькин отвез его на вокзал. Интересно, что в этом пункте мы имеем единственное содержательное возражение В.Н. Соловьева, нашедшего другие показания Елькина, данные 27 ноября 1918 г. В соответствии с последними, Юровский уехал не 19-го июля, а 20-го. В статье А. Мановцева и В. Афонского «К вопросу об отъезде Юровского из Екатеринбурга в июле 1918 г.» показано, что возражение В.Н. Соловьева не бесспорно, и вопрос остается открытым.  

Но даже если Юровский не уезжал 19-го июля в Москву, а оставался в Екатеринбурге, то, по свидетельству Г. Никулина, он (Юровский) со второй половины дня 18-го находился в Ипатьевском доме и вместе с Никулиным и Кабановым занимался отмыванием драгоценностей от крови, а вовсе не раздобыванием транспорта, как он уверяет в «Записке». (Ю.А. Жук. Исповедь цареубийц. М.2008, стр.214). Вряд ли бы он взялся за такое «мирное» продолжительное занятие, как отмывание множества драгоценностей от крови вместе с друзьями по преступлению, если бы над душой у него висела необходимость добывать транспорт, чтобы везти тела в другое место. 

Явные признаки антропологических противоречий 

В этом пункте мы коснемся вначале наложения профилей, с помощью которого устанавливается невозможность для черепа № 4 быть черепом Императора, а для черепа № 7 быть черепом Императрицы.  

Дело в том, что есть две опорные точки на черепе человека, которые можно определить как на фотографии профиля данного лица при жизни, так и на фотографии профиля черепа, предположительно относящегося к данному лицу. При совмещении опорных точек должно произойти и совмещение других частей профиля, и если оно не происходит, данный череп к данному лицу не имеет отношения.  

Одна из опорных точек — слуховой проход. Подчеркнем, что если совмещение не может служить доказательством идентификации, то отсутствие совмещения служит доказательством негативного плана: идентификация места не имеет. Петербургские исследователи провели попытки указанного рода наложений и для черепа № 4, и для черепа № 7, результат оказался ожидаемый. Соответствующие статьи об этом опубликовал на портале «Православие.ру» А. Мановцев, и они вошли в сборник. Стоит заметить, что известный российский антрополог Сергей Никитин в своем выступлении на конференции в Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года попытался опровергнуть полученный результат. Из его наглядных демонстраций следовало, будто профили совпадают (!), как для черепа № 4, так и для черепа № 7. Однако в данном сборнике, в статье Э.Г. Агаджаняна и А.А. Оболенского «Некоторые аргументы к полемике по экспертизе антропологических данных черепа №4» показано, что демонстрация Никитина была лишь «ловкостью рук». А именно, в разделе «Результаты исследования процесса фотоналожения, представленного на конференции в Сретенском монастыре», авторы раскрывают «методику» Никитина , приведем для примера цитату: «Диаметр наружного слухового прохода на фотографии, используемой С.А. Никитиным, в несколько раз превышает диаметр наружного слухового прохода у известной фотографии черепа №4, что сильно влияет на конечный результат, снижая точность, а также позволяя манипулировать положением и размером контрольной точки» (выделено мною – А.М.). Повторить результат С. Никитина ученым не удалось, но они подтвердили результат петербургских исследователей. Заметим, что свое выступление на конференции С. Никитин не стал оформлять как статью и на изобличения его в некорректности никак не отреагировал.  

Главное внимание в статье Э.Г. Агаджаняна и А.А. Оболенского «Некоторые аргументы к полемике по экспертизе антропологических данных черепа №4» уделено ассиметрии подбородка черепа № 4. По ряду фотографий Государя видно, что и у него имела место такая ассиметрия — но не та, что у черепа № 4! Опять же, как и в случае с профилем, несовпадение имеет доказательную силу. 

К вопросу о сабельном ранении 1891 г. 

Свою статью «Сабельных ударов на черепе №4 нет!» Ю.А. Григорьев начинает с так называемого «протокола трех врачей», оказавших Наследнику Николаю Александровичу первую помощь после нападения японского полицейского и составивших документ о медицинском осмотре Цесаревича для представления Государю Александру III. Затем Юрий Александрович излагает те занимательные перипетии, которые претерпевал вопрос о наличии или отсутствии сабельного ранения в исследованиях 1990-х годов, затем 2000-х (официально заявлялось, что следов ранения не обнаружено) и, наконец, 2015-2017 гг., когда профессор В.Л. Попов умудрился «поменять результат»: следы оказались найдены!  

В статье Григорьева приведены слова В.Л. Попова, сказанные на конференции в Сретенском монастыре 27 ноября 2017 г. и сопровождавшие показ соответствующего слайда: «…мы видим два следа продолговатой формы. Ну, если бы нас спросили, от чего они возникли, эти два следа, эти углубления с чуть-чуть немножко вздыбленными по краям кости, это следы от действия какого-то продолговатого предмета. Если бы сказали, могло ли это быть от удара саблей или там каким-то похожим предметом, мы бы сказали: Да. Это может быть». Предположительный характер заключения, как отметил Ю.А. Григорьев, в конце доклада В.Л. Попова трансформировался в утвердительный: да, это следы ранения.   

Далее автор описывает слайд: «На фотографии показанного профессором слайда, сделанной с экрана монитора, при всех ее недостатках хорошо видны два продолговатых углубления длиной 2,5–3 см каждое, располагающиеся одно возле другого и разделенные гребнем. Ширина следа около 16 мм, а соотношение его длины и ширины не более, чем 2 : 1» (выделено мною – А.М.). 

 

Слайд, показанный В.Л. Поповым на конференции  

С присущей ему доскональностью, Юрий Александрович делает замечание о невысокой точности фотографии, сделанной с монитора, но, пишет он далее, и этой точности хватает, ибо, по «протоколу трех врачей», раны, нанесенные Цесаревичу, отстоят друг от друга на шесть сантиметров!  

 

Итак, на черепе № 4 следов ранения нет, ибо то, что демонстрировалось профессором Поповым, не может ими являться. 

Историк и стоматолог подводят черту 

В начале 1990-х годов «екатеринбургские останки» были подвергнуты подробной стоматологической экспертизе, и даже двум параллельно, при этом каждый раз группа ученых возглавлялась признанным авторитетом: в Санкт-Петербурге — В.Л. Поповым, в Москве — Г.А. Пашиняном. Результаты этих экспертиз были опубликованы и оказались доступны в недавнее время врачу-стоматологу высшей категории Э.Г. Агаджаняну. Стоит иметь в виду, что Русский культурно-просветительский центр имени святого Василия Великого весной 2018 года осуществил переиздание стоматологических экспертиз 1990-х годов, присоединив к ним недавние исследования. 

К самим останкам Э.Г. Агаджаняна не допустили, но описание и фотографии 1990-х годов, внимательное изучение доскональных исследований В.Л. Попова и Г.А. Пашинняна позволили ему сделать определенные выводы. Статья Э.Г. Агаджаняна и А.А. Оболенского «Комплексная историко-стоматологическая экспертиза «екатеринбургских останков», опубликованная в нашем сборнике, у всякого здравомыслящего человека не оставит сомнений: зубы — не царские.  

Читаем в этой статье: «Тщательное изучение исторических материалов показало, что и Государь, и его Супруга, усиленно лечили зубы. Только за последние полтора года жизни он посетил стоматологов 14 раз, а она за два последних года посетила стоматолога 9 раз. И после этого они оба ни разу не пожаловались на зубную боль или какой-либо дискомфорт в полости рта. Состояние зубов черепов №4 и №7 — просто ужасающее. У черепа №4 имеются практически все возможные заболевания полости рта — от простого кариеса до хронического остеомиелита, а у черепа №7 мы наблюдаем 14 (!!!) первичных кариесов и еще несколько кариесов вторичных вокруг старых пломб. Подобное состояние полости рта дало основание официальным экспертам в 1998 году сделать заключение о том, что люди, которым принадлежали эти черепа, не имели доступа к стоматологическому лечению в течение нескольких лет до смерти! Исторические документы показывают, что лейб-стоматолог С.С. Кострицкий уделял внимание всем членам Царской Семьи при первой необходимости. В частности, Государыню он лечил каждый год и помногу. Последнее лечение Государыни было проведено в октябре 1917 года. В то же самое время проводилось и лечение Государя, которое затем продолжилось М.Л. Рендель вплоть до марта 1918 года. Лечение обоих венценосных супругов благополучно было проведено, что доказывают дневники Семьи, в которых больше ни разу не упоминались стоматологические проблемы».  

Есть и конкретные подробности, относящиеся к черепу № 4 и черепу № 7, не позволяющие считать их принадлежавшими Государю и Государыне. Стоматологическая помощь, которую получали обладатели черепа № 4 и черепа № 7 — разного уровня; в первом случае — весьма низкого, во втором — очень высокого. В то же время известно, что Государь и Государыня лечились у одного и того же лейб-стоматолога С.С. Кострицкого, врача высочайшего уровня.   

Далее, у обладателя черепа № 4 не более, чем за три месяца до смерти, были удалены два зуба, в то время, как Государь не получал зубоврачебной помощи с 3 марта (ст.ст.) 1918 года, т.е. в течение четырех месяцев до смерти. К тому же состояние зубов черепа № 4 говорит о неизбежности как долговременных сильных болей, так и общего сильного недомогания у их обладателя, в то время как Государь был здоров и бодр. Скверное состояние зубов, относящихся к останкам, приписываемым Великим Княжнам, также никоим образом не соответствует историческим данным. Вообще принадлежность останков такому-то человеку может быть подтверждена или опровергнута, если имеются сведения о состоянии зубов этого человека при жизни, а также проведена стоматологическая экспертиза останков. Уникальность состояния зубов человека сопоставима с уникальностью отпечатков пальцев.  

Хотя зубоврачебных карт Романовых не существует, для того, чтобы сделать определенные выводы, данных достаточно. Не только при анализе черепов № 4 и № 7, но и остальных, возникают бесспорные выводы.  

Так, можно обратиться к черепу № 6 — его приписывают Великой Княжне Татьяне Николаевне Романовой. Известно, что зубы у Великой Княжны были хорошие. По документам известно, что посещений лейб-стоматолога было у нее всего лишь два, а при этом на зубах черепа № 6 имеются 23 пломбы. Вывод один: череп №6 не может принадлежать Великой Княжне Татьяне. Похожая ситуация и с другими останками, просто в данном случае объяснение — самое доступное и короткое. 

О генетических исследованиях 

Сборник не содержит отдельной статьи о генетических исследованиях «екатеринбургских останков». О проблемах, связанных с этими исследованиями, сказано в предисловии, а также в обстоятельном «Анализе экспертиз, выполненных с 1991 по 2018 гг. по делу «екатеринбургских останков» Ю.А. Григорьева. Судмедэксперт обосновывает непригодность останков для молекулярно-генетических исследований. А именно, и болотистый характер почвы места захоронения, и отдельные признаки, присущие останкам, говорят о том, что последние подвергались процессу так называемого торфяного дубления, а в этом случае генетическая экспертиза просто неприменима!  

Ученый приводит поясняющую цитату: «Проведение судебно-генетического и судебно-биологического исследований трупов, подвергшихся действию торфяного дубления, не целесообразно, так как гумусовые кислоты разрушают как ДНК, так и белки, определяющие антигенные характеристики трупа». (Туманов Э.В., Кильдюшов Е.М., Соколова 3.Ю., Судебно-медицинская танатология. — Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», 2011). 

Мы встречаемся, таким образом, с одним из противоречий в рамках данной темы, далеко не единственным. Их рассмотрение в нашем сборнике было бы весьма целесообразным, но специалиста, который бы взялся за него, не нашлось. Поэтому, в отношение генетики, мы коснулись проблем общего характера. 

В предисловии к сборнику отмечается: «Молекулярно-генетические исследования требуют специальных знаний и не очень поддаются популяризации. Неслучайно выставляемые формулировки как бы обязуют рядового человека верить в них, несмотря на полную непонятность. Вопрос доверия здесь является кардинальным. В случае генетических экспертиз главным является доверие не столько к ученым, сколько к организации исследований. Однако, пока в исследованиях «екатеринбургских останков» мы видим полную закрытость» (выделено мною – А.М.). Не говоря об отдельных аспектах, связанных с генетикой и упомянутых в сборнике (таких, например, как необходимость считаться с результатами российского ученого Л. Животовского 2003 года, а также японского генетика Тацуо Нагаи, опровергнувшими официальную версию), отметим то, что представляется здесь самым важным. Вновь процитируем предисловие: «Особенность молекулярно-генетических исследований в вопросе идентификации заключается в том, что они дают не однозначные (из А следует В), а статистические результаты. Поэтому полученные выводы  могут иметь только дополнительный характер по отношению к иным аргументам. Суд, к примеру, не признает отцовства по результатам лишь генетической экспертизы, если у предполагаемого отца есть неоспоримое алиби. В мировой судебной практике результат генетической экспертизы не принимается во внимание, если есть неоспоримые аргументы, противоречащие выводам этой экспертизы».   

Эксгумации в Петропавловском соборе 

В заключительной статье сборника, написанной главным научным сотрудником Государственного музея истории Санкт-Петербурга М.О. Логуновой, даётся информация о вскрытиях захоронений в соборе, являющемся Усыпальницей Российского Императорского Дома. В последние десятилетия они проводились в контексте экспертиз по Екатеринбургским останкам. 

Юридический аспект 

Уместно добавить, что мировая юридическая практика, как не раз отмечал в своих публикациях А.А.Оболенский, признает идентификацию только, если она установлена в результате судебного разбирательства. Следствие или соответствующая комиссия не имеют полномочий утверждать окончательный характер собственных выводов. (В частности, это означает и незаконность признания останков царскими в 1998 году). О необходимости судебного разбирательства говорила в своем обращени, опубликованном в нашем сборнике, и О.Н. Куликовская-Романова: «Очень хорошо, что современное следствие осуществляет столько разнообразных экспертиз. Но какова их не научная, а юридическая сила? Все они становятся полноценными юридическими документами только в качестве судебно-следственных экспертиз. Говорю это не от себя, а после консультации с юристами. Таким образом, без судебного испытания, без состязательного, доказательного процесса, не в рамках научной дискуссии, а именно в зале суда, такие исследования так и останутся исследованиями. А природа науки такова, что в ней дискуссионный процесс может тянуться бесконечно<…> Без полноценного суда, без испытания фактов и выводов в рамках судебного процесса результаты таких «современных экспертиз» будут вызывать сомнения.» 

Неуслышанный призыв 

Осенью 2015 года начался новый период в исследовании «екатеринбургских останков»: впервые к ним была допущена Церковь. Была создана соответствующая Церковная Комиссия. 30 сентября 2015 года, по принятии решения о ее создании, Св. Синод опубликовал заявление, в котором, в частности, говорилось: «Позиция Русской Православной Церкви по вопросу установления подлинности останков была и остается неизменной. Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения». (выделено мною – А.М.) 

По прошествии трех с половиной лет можно с определенностью констатировать: призыв священноначалия услышан не был. Не вдаваясь в подробности, отметим то, что нельзя оставить без внимания. 

Первое. Конференция в московском Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года «Дело об убийстве Царской Семьи» носила тенденциозный характер. О.Н. Куликовской-Романовой не была предоставлена возможность огласить ее обращение. Все доклады — каждый по 20 минут — обосновывали принадлежность останков Царской Семье. Возражения допускались, но только с места, по три минуты на выступление. Никаких возражений в ответ на негативную оценку конференции опубликовано не было. 

Второе. Дискуссии об останках, по сути, не было, хотя, до некоторого времени, а именно до весны 2018 года, портал «Православие.ру» публиковал статьи, критикующие версию «останки — царские». Но ни на одно из серьезных положений в этих статьях, возражений не последовало. Полемика со стороны В.Н. Соловьева и Ю.А. Жука не может считаться содержательной; опять же, и тот, и другой получали обстоятельные ответы, на которые уже не отвечали. В ответ на первую публикацию историко-стоматологического характера была опубликована только небольшая статья В.Л. Попова и В.Н. Трезубова, все содержание которой сводилось к недоумению по поводу содружества стоматолога и историка с одним лишь критическим замечанием: кто они такие? Ни одного возражения по сути. И далее — ни одного возражения! А именно, в ответ на многократные и обстоятельные рассмотрения Э.Г. Агаджаняна и А.А. Оболенского (со множеством публикаций как в церковных, так и в светских СМИ, с пунктуальными оповещениями о своих результатах и СК, и Церковной Комиссии) имело место полное молчание, которое длится уже полтора года. 

Третье. Портал «Православие.ру» снял недавно с главной страницы рубрику, посвященную исследованиям останков, статьи на эту тему можно найти лишь через поисковик, и они находятся в беспорядке. Главным редактором портала была получена ссылка на электронное издание сборника «Екатеринбургские останки. Независимые исследования» с просьбой о публикации соответствующего объявления. Просьба была проигнорирована. 

Хороший момент 

Как известно, на Царский День 16 июля 2018 года глава СК Александр Иванович Бастрыкин опубликовал заявление  о несомненной принадлежности «екатеринбургских останков» Царской Семье в силу результатов генетических экспертиз. Окончательный характер этого заявления не может считаться законным, как было показано выше. Более того, это заявление противоречит определенной статье  УПК РФ — см. мою публикацию «В конфликте с нормами права». Но речь о другом. Вслед за Царскими Днями 2018 года в Екатеринбурге состоялась XVI Всероссийская научно-практическая конференция«Романовские чтения», на которой российский антрополог и археолог Денис Пежемский, член Патриаршей комиссии по изучению «екатеринбургских останков» и член комиссии Следственного Комитета, выступил с докладом «Причины, цели и задачи второго этапа экспертиз “екатеринбургских останков”.   

Несмотря на то, что с отдельными положениями этого доклада нельзя согласиться, несомненное уважение вызывает реакция Д.В. Пежемского на заявление СК — ученый назвал его «фальстартом». И это был хороший момент, укрепляющий надежду на то, что в вынесении решения о подлинности или неподлинности останков Церковь сохранит самостоятельность, как сохранила ее в 1998 году.  

Признание французскими криминалистами 

Французский режиссер документалист, давно увлекающийся делом расследования убийства Царской семьи, Кристофер Джонс (Christopher Jones — не путать с покойным американским актером, имевшим то же имя) снял фильм «Romanov, la contre-enquete» («Романовы, контр-расследование»), посвященный развенчиванию общепризнанной версии о принадлежности «екатеринбургских останков» Царской Семье. Фильм был показан по французскому телевидению 26 декабря 2018 года. Осенью 2018 года, в порядке работы над фильмом, К. Джонс присылал в Москву съемочную группу, взявшую интервью у Э.Г. Агаджаняна  и А.А. Оболенского. Последние рассказали о своих выводах и предоставили кинематографистам весьма подробные материалы, связанные с их исследованиями. Как оказалось впоследствии, К. Джонс передал эти материалы вместе с интервью в «Институт судебной экспертизы французской жандармерии» (French Gendarmerie National Forensic institute). Очевидно, как серьезному режиссеру, ему хотелось застраховаться от обвинения в том, что он популяризирует непроверенную информацию. Французские ученые, подтвердив справедливость выводов Агаджаняна и Оболенского, также дали интервью для фильма К. Джонса.

Заключение

К сожалению, признание екатеринбургских останков царскими — широко распространенное мнение.Основанием для него служит (распространенное и нередко вполне справедливое) доверие к науке, к ее результатам. Рядовому нормальному человеку трудно вообразить столь масштабную и столь «прилично обставленную» фальсификацию, о раскрытии которой говорить не приходится. 

Но факт остается фактом: останки — не царские. И, как только что выше рассказано, брешь в расхожем представлении — пробита. Мы предлагаем читателю, доверяющему науке, ознакомиться с содержанием вышедшего сборника и составить собственное непредвзятое мнение. 

Рейтинг@Mail.ru