Бегство от «незалежности»

15.11.2019 - 00:23
Николай Севостьянов

Почему украинцы переезжают в Крым 

То, что любая новость об Украине обязательно связана с негативом, стало уже доброй постмайданной традицией. И не важно, о каком регионе «Незалежной» идёт речь: в лучшем случае нас ждёт очередной скандал, в худшем — убийства, взрывы и расчлененка. Те же подвиги «ветеранов АТО» в тылу уже давно стали притцей во языцах. Не проходит и недели, чтобы очередной «воин света» кого-нибудь не пристрелил или не самоликвидировался.  

И если на самих боевиков наплевать, то вот людей, которые вынуждены с ними соприкасаться (иногда с летальными для себя последствиями) по-человечески жаль. Хотя и это своего рода расплата. Если ты несколько лет закрываешь глаза на преступную войну где-то на Юго-востоке, то не стоит удивляться, если в конечном счете война придёт уже в твой дом — в виде озверевшего от безнаказанности «АТОшника», который искренне убежден, что ему задолжала вся планета, и теперь он может насиловать, грабить и убивать.  

Поэтому нет ничего удивительного, что украинцы массово покидают страну. Кто-то едет «на клубнику в Польшу», а кто-то — в Россию. Не «на клубнику». Навсегда. В том числе, в Крым. После возвращения полуострова в Россию свыше 50 тысяч украинцев переехали туда на постоянное место жительства. И это очень симптоматично. Ведь самая большая проблема всей украинской пропаганды заключается в том, что она целиком и полностью направлена на стороннего наблюдателя — среди самых украинцев она не работает. Можно сколько угодно гавкать про «украинский Крым», но даже самые отпетые свидомые нацики всегда понимали всю абсурдность данного понятия. 

Пусть это прописные истины, но давайте еще раз вспомним историю. Когда после Брестского мира такое понятие, как Украина впервые появилось на спешно перекраиваемых после крушения Российской Империи картах Восточной Европы, о претензиях на Крым почему-то никто не заявил. Несмотря на то, что деятели УНР активно «включали» в состав нового государства неподконтрольные им территории, Крым не стали даже пририсовывать. И это при том, что момент был очень удачный — Россия всё глубже погружалась в гражданскую войну с неясным исходом. Просто сама идея казалось глупой и неадекватной — сравнимой с тем, как если завтра Россия заявит о правах на Токио.  

Не мечтали о полуострове и украинизаторы 20-30-х годов, когда куча исконно русских территорий была явочным порядком переписана на баланс Киева. И опять же — не мечтали именно потому, что даже в советское время слова «русский» и «Крым» воспринимались как одно целое. Более того, даже когда в 1954 г. по чисто экономическим причинам и в нарушение действующего законодательства Крым был передан УССР, это воспринималось именно как изменение административных, а не государственных границ. По той же причине украинские националисты (а в Союзе их позиции всегда были сильны) особо не радовались — понимали весь формализм данного решения. Крым по-прежнему оставался русским. 

Оставался он им и в 90-е, когда услышать на полуострове украинскую речь было так же сложно, как найти в Москве сомалийца. И опять же — удивительный факт. Почему-то как раз тогда украинцы в Крым не переезжали. Почему? Да потому, что прекрасно понимали, что рано или поздно историческая принадлежность всё равно будет восстановлена. Так и случилось.  

И сегодня они едут именно потому, что знают — теперь уже ничего не изменится. Крым будет русским всегда. 

Однако тут есть один момент, о котором нельзя забывать. Как показывает история, никакие границы — этнические или государственные — нельзя воспринимать, как данность. Даже самая неизменная истина требует непрерывной защиты. И когда мы говорим о полуострове, мы не можем отделить его судьбу от судьба Черноморского Флота. И это при том, что слишком многие пытаются нас убедить, что времена, дескать, уже другие, а дорогостоящие «игры в кораблики» более не имеют смысла. Если вы слышите подобное, дальнейшая дискуссия не имеет смысла, поскольку носитель подобной идеологии — либо идиот, на которого не стоит тратить времени, либо провокатор, которого невозможно переубедить в принципе. 

И дело не только в гипотетическом нападении, которое этому флоту придётся отражать. Да, сегодня такая вероятность не воспринимается как нечто существенное. Но невозможно представить Крым как обособленное изолированное понятие — полуостров неразрывно связан со всем черноморским регионом. И здесь российский флот уже выполняет роль гаранта мира и благополучия во всей акватории.  

Нельзя забывать и о балансе сил. Если завтра случится массовое помешательство, и Россия внезапно решит, что флот ей больше не нужен — можно не сомневаться, последствия не заставят себя ждать. 

К чему я всё это говорю? Не знаю. Казалось бы, Крымская весна — это уже часть истории, а не актуальная повестка. И вроде бы не имеет смысла обсуждать то, что было обговорено уже тысячу раз. Но текущие сюжеты сами подбрасывают нам пищу для размышлений.  

Например, когда «великий режиссер» Сенцов внезапно обвиняет крымских татар в том, что в 2014 г. они не оказали никакого сопротивления и отнеслись к возвращению Крыма в Россию как к чему-то естественному и неизбежному. И это после того, как пять лет вся украинская пропаганда пыталась изобразить крымских татар как непримиримых врагов русского мира.  

Подобные откровения радуют сердце. Получается, что эта пропаганда ломается о свои же детали. И чем скорее этот механизм перестанет вращаться, тем лучше будет для всех. 

Рейтинг@Mail.ru