Операция «Немыслимое» и Парад Победы

31.05.2020 - 23:44
Борис Джерелиевский

В США вспомнили, как Черчилль готовил войну против СССР

Американский журнал National Interest (NI) опубликовало статью военного историка Майкла Пека с весьма неожиданной для западного издания информацией. В этом материале приводятся данные, что весной 1945 года британский премьер-министр Уинстон Черчилль поручил своим военным аналитикам план нападения на СССР.

Речь идет о плане широкомасштабной стратегической операции, получившей название «Немыслимое», нацеленной на нанесение тяжелого поражения Советскому Союзу и вытеснения его из стран Центральной Европы, освобожденных Красной Армией.

Операция «Немыслимое» предусматривала проведение наступления с участием англо-американских соединений, а также контингента «Свободной Польши» (канадцы также были проинформированы об этом плане). Объединенные силы должны были прорвать советскую оборону в Германии. 

Предполагалось, что в таком случае СССР сконцентрирует свои бронетанковые части вдоль линии Одер — Нейсе, которую Советы сделали новой границей между Германией и Польшей. Гигантское танковое сражение по типу Курской битвы произойдет у города Штеттин. Если союзные силы одержат победу, то они смогут продвинуться к 400-километровой линии между Данцигом и Бреслау, где остановятся для того, чтобы не подставлять свой фланг для нападения с южного направления советских войск, размещенных в Чехословакии.

В наступлении должны были участвовать не только англо-американские войска, но и немецкие дивизии, которые британцы формировали из пленных солдат вермахта и намеревались вооружить их британским и трофейным оружием.

Обозреватель NI коснулся и мотивов, которыми руководствовался британский премьер, готовивший нанести удар в спину союзной державе. Пек пишет, что Черчилль крайне опасался того, что Сталин решит продолжить наступление на Запад в то время, как после победы над Гитлером большая часть американских войск будет переброшена на Тихий океан против Японии. Тот факт, что и СССР перебросил свои войска с европейского ТВД на Дальний Восток для проведения Маньчжурской операции против японской Квантунской Армии, дабы не нарушать стройность своих построений, автор не упоминает.

По мнению Пека, план был хорош, но имел слабое место — не предполагал действий в той ситуации, если русские не захотят подчиниться англосаксам после поражения в решающей битве или вообще уклонятся от нее (в победе под Штеттином английские стратеги не сомневались). Именно это и заставило отказаться от его реализации, поскольку аналитики сразу отвергли возможность наступления вглубь СССР и оккупации его территории, ссылаясь на неудачный опыт Наполеона и Гитлера.

Следует отметить, что американец подает исторический материал не совсем добросовестно. Прежде всего, следует отметить, что союзники всерьез продумывали возможность «не пустить Сталина в Европу» еще до весны 1945 года, и даже вели тайные переговоры с нацистами о возможности сепаратного мира и совместных действий против СССР.

«Еще не была побеждена Япония. Атомная бомба еще не родилась. Мир был в смятении. Основа связи — общая опасность, объединявшая великих союзников, — исчезла мгновенно. В моих глазах советская угроза уже заменила собой нацистского врага», - в последствие признавал сам Черчиль.

Также «Немыслимое», вопреки утверждению Пека, разрабатывали не какие-то «аналитики», а Генштаб Соединенного королевства, и он не просто был подан премьеру для ознакомления, а началась его реализация. Во всяком случае, началось воссоздание гитлеровских дивизий (немецкий контингент должен был состоять из 100000 человек) и развертывание ударных группировок.

Является ложью и опасения Черчиля относительно «сталинского броска к Ла-Маншу». Было очевидно, что СССР воевать больше не может ни дня, тем более со странами, которые превосходили нас в организации снабжения, по промышленному потенциалу оккупированных территорий, промышленному потенциалу США и Англии, а также в возможностях стратегической бомбардировочной авиации и мощи ВМС.

Об отсутствии агрессивных намерений СССР красноречиво говорил тот факт, что 23 июня 1945 г. был принят закон о демобилизации армии и флота, последовательный перевод их на штаты мирного времени. Демобилизация началась 5 июля 1945 г. и завершилась в 1948 г. Армия и флот были сокращены с 11 млн. до менее 3 млн. чел., упразднены Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования. Количество военных округов в 1945-1946 гг. уменьшилось с 33 до 21. Значительно сократилось количество войск в Восточной Германии, Польше и Румынии. В сентябре 1945 г. советские войска были выведены из северной Норвегии, в ноябре — из Чехословакии, в апреле 1946 г. — с острова Борнхольм (Дания), в декабре 1947 г. — из Болгарии.

Собственно, именно истощенность СССР в тяжелейшей войне и породила у Черчилля надежду разом завершить «Большую игру» в свою пользу.

Но даже с этими оговорками и неточностями факт появления материала о явно «неджентльменском» поведении союзников в американских СМИ, да еще на 75-ю годовщину эти событий, вызывает некоторое изумление. Хотя, возможно, таким образом, издание стремится показать на историческом примере, что с русскими надо всегда быть начеку и ожидать от них всяческого коварства. А может быть, это «упреждающий выстрел», призванный опередить публикации о подготовке операции «Немыслимое» в российских СМИ в канун 75-летия не состоявшейся Третьей Мировой войны?.

Впрочем, мотив появления этого материала не так уж и важен, куда более значим вопрос: почему Запад не рискнул атаковать, когда к удару было практически все готово?

Ответ, предложенный NI об исключительной гипотетичности плана агрессии, которую не слишком и собирались осуществить, и появившегося исключительно в силу необходимости продумывать разные варианты развития событий, явно не соответствует действительности. 

В реальности, дело совсем в другом. Разведка заранее предупредила Кремль о готовящемся нападении. 29 июня, за двое суток до начала, агрессии советские войска изменили места дислокации и сгруппировались для отражения удара. После этого офицеры британского Генштаба принялись отговаривать  от чудовищной затеи Черчилля. Тогда же против нападения на СССР выступили и американские военные.

Видный знаток этого периода профессор Эдинбургского университета Д. Эриксон писал, что план Черчиля помогает объяснить, «почему маршал Жуков неожиданно решил в июне 1945 г. перегруппировать свои силы, получил из Москвы приказ укрепить оборону и детально изучить дислокацию войск западных союзников». Красная армия неожиданно изменила свою дислокацию, тем самым остудив горячие головы союзников и заставив повременить с нападением на СССР.

А далее в июле 1945 г. Черчилль потерпел поражение на выборах и ушел с поста премьер-министра, в значительной степени из-за курса на конфронтацию с СССР, ведь согласно опросам общественного мнения, в 1945 г. около 70 % англичан дружественно относились к СССР.

Примечательно, что тот самый Черчилль, который даже в тот момент, когда освобождались лагеря смерти, работал над восстановлением гитлеровской армии для совместной борьбы против русских, 7 ноября 1945 года «переобулся» и произнес в палате общин речь и где воздал Сталину безудержную хвалу: «Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правящему судьбой своей страны во времена мира и победоносному ее защитнику во время войны». Два дня спустя эта речь появилась на страницах «Правды».

Сталин, отдыхавший на Кавказе, отреагировал немедленно: «Считаю ошибкой опубликование речи Черчилля о восхвалении России и Сталина, - выговорил он верхушке ЦК. - Все это нужно Черчиллю, чтобы успокоить свою нечистую совесть и замаскировать свое враждебное отношение к СССР».

Между прочим, Сталин рассматривал и Парад Победы 24 июня 1945 года в Москве, как еще одно предупреждение союзникам. Представители США, Британии и Канады должны были убедиться, взирая с гостевых трибун на марширующие по Красной площади победоносные легионы «красной империи», что мощь Страны Советов несокрушима.

И парад, действительно, произвел на гостей нужное и весьма сильное впечатление — вот уже 75 лет после каждого воинского парада нашу строну привычно обвиняют в «неуемном милитаризме» и «бряцанье оружием».

Рейтинг@Mail.ru