Открытое письмо Патриарху

19.08.2020 - 08:46
Отдел информации

Открытое письмо Его Святейшеству Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу и епископату Русской Православной Церкви от православной общественности в связи с проблемой «екатеринбургских останков»

 

Ваше Святейшество, Ваше Блаженство, Ваши Высокопреосвященства, Ваши Преосвященства!

 

Из официального сообщения Следственного Комитета Российской Федерации от 17 июля 2020 года стало известно, что следствие по делу об убийстве Царской семьи пришло к выводу о принадлежности обнаруженных в 1991 году под Екатеринбургом человеческих останков семье Императора Николая II и ее приближенным, убитым большевиками в 1918 году.

 

Поскольку вопрос об останках может быть вынесен на Архиерейский собор, а Следственный Комитет отказывает в возможности открытых обсуждений, мы хотели бы предложить вашему вниманию ряд  замечаний к работе следствия.

 

Нельзя не отметить, что вся его деятельность, в течение 2015-2020 гг., проходила в обстановке полной закрытости — в большей степени даже, чем расследование 1990-х годов. При этом речь идет о прославленных Церковью святых страстотерпцах. Полное пренебрежение, с которым следствие относилось и относится к мнению народа Божия, вынуждает нас обратиться к вам с выражением глубокой тревоги по поводу создавшейся ситуации.

 

Мы имеем все основания считать, что — как с научной, так и с церковной точки зрения — «екатеринбургские останки» не являются мощами Царственных страстотерпцев. Все независимые исследования, порою связанные с именами известных ученых, отвергают такую возможность.  

 

Ниже мы приводим по пунктам перечень явных серьезных ошибок в работе следствия, сопровождая каждый случай примерами и замечаниями, которые все были полностью проигнорированы, несмотря на то, что и перед Председателем СК, и перед старшим следователем  по особо важным делам М.В. Молодцовой соответствующие вопросы неоднократно ставились православными исследователями и общественными деятелями, глубоко и с давних пор занимающимися екатеринбургским злодеянием. Нельзя не вспомнить при этом, что со стороны следствия не раз делались заверения, в том числе и в присутствии Вашего Святейшества, что все вопросы будут рассмотрены с привлечением оппонирующей стороны. Однако контактов ни с руководством следствия, ни с представителями СК почти не было. Такое отношение к критике вступает в серьезное противоречие как с указаниями Вашего Святейшества на необходимость объективного рассмотрения разных взглядов, так и с призывом Св. Синода при образовании соответствующей церковной комиссии к открытости и прозрачности всех исследований на всех этапах. А также с неоднократными обещаниями владыки Тихона (Шевкунова) «самых широких обсуждений». Вспомним пункт 10 постановлений Освященного Архиерейского Собора 2-3 февраля 2016 года, в котором, в частности, говорится: «Решение о признании или непризнании «екатеринбургских останков» святыми мощами Царственных страстотерпцев может быть принято Архиерейским Собором по представлению Священного Синода, исходя из оценок итоговых материалов комплексной экспертизы, которые должны быть предварительно опубликованы для общественной дискуссии.». 

 

Ни обсуждений, ни официальных публикаций, ни общественных дискуссий не было никаких. Единственную конференцию «Дело об убийстве Царской семьи», состоявшуюся 27 ноября 2017 года в московском Сретенском монастыре, в полной мере обсуждением считать не приходится, поскольку все доклады были в пользу признания подлинности останков, их регламент был 20 минут доклад, в то время как замечания с места имели регламент 3 минуты. 

 

Обращение к участникам конференции покойной Ольги Николаевны Куликовской-Романовой о необходимости серьезного судебного разбирательства в данном вопросе озвучено не было, так как ей не дали слова.

 

Обращает внимание характер оповещения со стороны СК общественности о признании останков подлинными — только косвенный: отдельные интервью, сообщение на сайте СК и не более. Предполагаем, что это сделано намеренно, чтобы избежать каких-либо обсуждений, а вместе с тем добиться и того, чтобы общественность привыкала к факту признания останков подлинными.

 

Ни в одном из сообщений СК не говорится о какой-либо критике версии подлинности останков. Сейчас эта критика будет кратко предъявлена, и мы подчеркиваем, что в каждом случае Следственный Комитет получал подробно аргументированный материал. Молчание СК в ответ несомненно свидетельствует в пользу критики.

 

Мы обратимся вначале к самому важному.

 

Безосновательность


1. Так называемая «Записка Юровского» написана большевистским фальсификатором М.Н. Покровским, это известно с 1997 года. Ее текст, эпизод за эпизодом, может быть изобличен во лжи и противоречиях. Тем не менее следствие исходит из этого «документа» при установлении  обстоятельств сокрытия следов цареубийства.


2. Генетическая экспертиза в отношении «екатеринбургских останков» априори неприменима. В случае захоронения «под мостиком из шпал» это связано с процессом торфяного дубления останков, находившихся в болотистой почве, каковой процесс разрушает ДНК и тем самым исключает генетические исследования. В случае находки 2007 года останки находились в огне, что также делает молекулярно-генетическое исследование бессмысленным.


3. По воспоминаниям участников (с той или другой стороны) событий в июле 1918 года, а также по словам Александра Авдонина в его книге «Ганина яма» (Екб 2003), почва Поросенкова лога — болотистая. Более того, в дневнике Л.Н. Коряковой, екатеринбургского археолога, участвовавшей в обретении останков летом 1991 года, зафиксировано наличие мягких тканей на останках (впоследствии исчезнувших) в состоянии торфяного дубления. Таким образом, проведенная следствием лишь в 2019 году почвоведческая экспертиза Поросенкова лога, по заключению которой его почва не являлась и не является болотистой, просто свидетельствует о предвзятости со стороны следствия. 

 

Пренебрежение мнением известных генетиков


1. Начиная с 1997 г. доктор б.н. японский генетик Тацуо Нагаи провел ряд исследований, показавших несостоятельность генетической экспертизы 1990-х годов, на основании которой идентифицировали «екатеринбургские останки».


2. В 2003 году крупнейший российский генетик Лев Животовский совместно с американским коллегой провел сравнительный анализ генетических результатов останков № 7 (приписываемых Императрице) и пальца преподобномученицы Елизаветы Федоровны — ни о каком совпадении не могло быть и речи.

 

Целый ряд несуразностей


1. Отвергая вывод следователя Н.А. Соколова, следствие считает невозможным сжечь 11 расчлененных тел в течение 1,5 суток (17-18 июля 1918 г.) в районе Ганиной ямы, но считает возможным сжечь 2 тела в районе Поросенкового лога за два часа. 


2. Следствие считает, что тела расстрелянных не могли сжигаться в районе Ганиной ямы с применением огня и серной кислоты, поскольку (в соответствии со следственным экспериментом) при начальном воздействии кислоты процесс горения замедляется. Зачем же преступникам понадобилось такое большое количество кислоты и что они с ним делали? К тому же давно известно, что обгоревшие кости серная кислота очень быстро превращает в порошок, т.е. просто порядок применения огня и кислоты был другим.


3. Если допустить осуществление захоронения в Поросенковом логу, то становится непонятным, зачем именно в эту сторону поехала машина с трупами, если преступники хотели, по словам Юровского, найти «более надежное место». Ибо это направление — к Екатеринбургу, а не наоборот.

 

Антропологические противоречия


1. Следствие утверждает, что на черепе № 4 найдены следы сабельных ударов, нанесенных Цесаревичу Николаю Александровичу японским фанатиком в 1891 году. Эти следы, предъявляемые проф. В.Л. Поповым, никак не могут быть следами указанных ранений, т.к. между ними вовсе нет шести сантиметров, каковое расстояние между ранениями было указано врачами, обследовавшими Великого Князя Николая Александровича сразу после ранения.


2. Контуры черепов № 4 и № 7 не совпадают с контурами черепов Императора и Императрицы. Это наблюдение было якобы опровергнуто антропологом С.А. Никитиным (на выступлении в начале конференции в московском Сретенском монастыре 27.11.17), но впоследствии было показано, что доводы Никитина несостоятельны.


3. В 1994 г. д.м.н., проф. В.Н. Звягин заявил, что скелет № 4 не может принадлежать Императору, т.к. это скелет больного человека,  дигестивного телосложения, склонного к полноте («дигестивность» означает преобладание жировой массы над мышечной). Это научно-обоснованное наблюдение было не опровергнуто, а забыто, тем более, что В.Н. Звягин стал сторонником версии подлинности останков.


4. Независимая историко-стоматологическая экспертиза, основанная на документированных официальных экспертизах начала 1990-х годов, однозначно отрицает возможность того, чтобы зубы «екатеринбургских останков» принадлежали Царской семье. Официальные эксперты В.Л. Попов и В.Н. Трезубов в течение более, чем полутора лет лишь молчат в ответ на установленный факт.

 

Прямая дезинформация

 

На конференции в московском Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года проф. В.С. Христофоров заявил об отсутствии каких-либо документов, которые свидетельствовали бы об интересе НКВД-МГБ к царской теме в 1945-1946 гг. В то же время в ГАРФ имеются десятки таких документов, например, запрос Б.З. Кобулова какого-то «дела императора Николая II» или запрос альбомов с фотографиями Царской семьи. 

 

Исчезновение важного документа

 

В 1998 году следователем В.Н. Соловьевым было заявлено о приобретении воспоминаний С.С. Кострицкого, лейб-стоматолога Царской семьи. По неясным причинам этот важнейший документ  засекречен даже для следствия.

 

Ритуальный характер убийства не рассматривался

 

Владыка Тихон (Шевкунов) не раз заявлял об обязательном  рассмотрении ритуального характера цареубийства. Этого рассмотрения не было.

 

Отсутствие благодатных явлений не послужило критичности

 

Для православных верующих, почитающих Царскую семью, отсутствие  (в течение десятков лет) каких-либо благодатных проявлений со стороны «екатеринбургских останков» несомненно свидетельствовало и свидетельствует о том, что они не могут быть мощами страстотерпцев.

 

В то же время для православного народа монастырь Ганина яма, несомненно, сияет благодатными дарами. Осенью 2015 года, при создании новой следственной группы для исследования «екатеринбургских останков» не раз подчеркивалось, что ее участники – православные верующие. Казалось бы, в этом случае упомянутые факты должны были бы способствовать критическому отношению следствия к останкам, но нет, имело место обратное — тенденциозно-позитивное отношение к их подлинности.

 

Нарушение правил криминалистики

 

Правила криминалистики не допускают противоречий. Более того, если есть доказанные факты, которые противоречат сделанному выводу, этот вывод должен быть отвергнут. Доказанные факты, противоречащие подлинности останков (взять хотя бы вопрос о зубах), имеются. Таким образом, пренебрежение критикой со стороны следствия означает только стремление добиться признания подлинности останков любой ценой.


Претензия быть инстанцией, принимающей решение


Мировая юридическая практика в вопросах идентификации останков

(например, при нередких случаях связанных с отцовством или наследством) предполагает  обязательность судебного решения о принадлежности останков тому или иному лицу. Предварительные заключения служат лишь материалом для суда. В данном же случае, в силу самой важности вопроса, решение не может приниматься только следствием с попыткой использовать затем авторитет Архиерейского Собора.

 

Давление на общественное мнение

 

Подобно тому, как это делалось с 1989 по 1998 г.г., при отсутствии каких-либо обсуждений касательно «екатеринбургских останков», имело место лишь давление на общественное мнение. 

 

Так, осенью 2019 года вышел фильм Е.Н. Чавчавадзе «Цареубийство. Следствие длиною в век», в котором даже не упоминается о существовании критики в адрес версии «Поросенкова  лога». Сквозную роль в фильме играет М.В. Молодцова, что является незаконным, т.к. до завершения следствия ничто не должно мешать его беспристрастности, в тем большей степени это относится к лицу, ведущему данное расследование.

 

Подводя итоги сказанному, вспомним формулировку Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом (она часто употреблялась до 2015 года): «Церковь не может признать останки подлинными, пока в этом вопросе не будет согласия между учеными».  На данный момент не только нельзя говорить о достигнутом согласии, но многие независимые ученые абсолютно уверены: «екатеринбургские останки» следует признать не имеющими отношения к Царской семье. 


Мы считаем своим долгом осведомить вас о тех выводах, к которым пришли независимые ученые и исследователи, например, участники сборника статей "Екатеринбургские останки". Независимые исследования. СБОРНИК СТАТЕЙ (СПб, "Свет", 2018) (существует его дайджест: Бесспорный факт: Останки не те)

 

Принятие на данный момент окончательного решения по «екатеринбургским останкам», недвусмысленно ожидаемого от Церкви влиятельными силами, может способствовать новым церковным разделениям, вызовет напряжение и смущение паствы. Мы уповаем на то, что Церковь этого не допустит, как не допустит и использования ее авторитета в чуждых ей целях.

 

19 августа 2020 года

Преображение Господне

 

Авторы-исследователи:

 

Агаджанян Эмиль Гургенович, врач-стоматолог-ортопед высшей категории (Санкт-Петербург)

Бастылев Юрий Афанасьевич, инженер-железнодорожник, краевед, писатель (Екатеринбург)

Верховская Светлана Николаевна, математик, геофизик (Екатеринбург)

Голицын Андрей Кириллович, князь, художник (Москва)

Григорьев Юрий Александрович, судмедэксперт, кандидат м.н. (Санкт-Петербург)

Мановцев Андрей Анатольевич, математик, кандидат ф.-м. н., православный публицист (Москва)

Мультатули Петр Валентинович, историк, кандидат и.н. (Москва)

Нестерова Вероника Николаевна, философ, кандидат ф.н., независимый эксперт Управления Федеральной Антимонопольной Службы по Свердловской области (Екатеринбург)

 

В поддержку обращения:

 

Болотин Леонид Евгеньевич, историк, научный редактор информационно-исследовательской службы "Царское Дело"

Виноградова Наталья Игоревна, филолог

Григалашвили Светлана Владимировна, домохозяйка

Жилиева Ирина Владимировна, актриса, режиссер

Жунин Мариан Маркович, видеохудожник, рекламист

Жунина Юлия Анатольевна, креативный продюсер

Заманский Владимир Петрович, Народный артист России

Згоранец Мария Мироновна, домохозяйка

Иванова Татьяна Андреевна, экономист 

Козлов Александр Петрович, военный врач, капитан Дальней авиации в отставке

Козлова Мирослава Михайловна, прапорщик Дальней авиации в отставке

Коцяк Валентина Александровна, домохозяйка

Кузнюк Наталья Ивановна, домохозяйка

Мямлин Владимир Владимирович, юрист, теолог

Николаева Татьяна Сергеевна, домохозяйка

Орел Елена Ивановна, экономист

Пилипенко Юлия Олеговна, переводчик

Попрышко Вера Николаевна, медсестра

Покровская Людмила Григорьевна, пенсионер

Сантуччи Александр, предприниматель

Степанчикова Алла Викторовна, переводчик

Харитоненко Ольга Ивановна, медсестра

Христофорова (Успенская) Людмила Николаевна, действительный член Российского Дворянского Собрания, координатор Императорского Православного Палестинского Общества

Хухтиниеми Людмила Михайловна, Председатель Общества памяти святых Царственных мучеников и Анны Танеевой в Финляндии 

Чистякова Яна Витальевна, социальный педагог

Котенок Юрий Петрович, публицист, военный эксперт

Джупина Людмила Григорьевна, психолог, педагог

Христофоров Александр Николаевич, инженер-энергетик

Дмитриева Алла Борисовна, редактор православного издательства "Духовное преображение" 

Нетёсов Александр Васильевич, военный историк, член Союза журналистов России 

Протопопов Кирилл Андреевич, скульптор

Прохорова Татьяна Пантелеевна, пенсионерка  

Чернова Ольга Васильевна, литератор

Базунова Ольга Александровна, пенсионерка

Басистов Алексей Анатольевич математик, кандидат ф.-м.н., профессор 
Кокарев Андрей Михайлович, инженер
Колосов Леонид Львович, врач
Исаев Александр Владимирович, к.т.н., судебный эксперт.
Стопани Зоя Николаевна, журналист
Капков Константин Геннадиевич, историк

Юшина Елена Анатольевна, учитель истории

Малинина Людмила Владимировна, кандитат физмат наук, ядерный физик

Быстров Виктор Борисович, смотритель Свято-Троицкого кафедрального собора (Псков) 

Винер Вадим Александрович, историк, архивист  

Лебедев Владимир Дмитриевич, историк

Матвеев Иван Юрьевич, историк 

Николаевская Людмила Владимировна, пенсионерка

Нечипоренко Александр Валерьевич, к. филос. н., преподаватель

Осипенко Валентина Андреевна, пенсионерка

Тележук Нина Григорьевна, режиссер, педагог  

Христофоров Александр Николаевич, инженер-энергетик

Австриевских Владимир Александрович, сотрудник АО"Почта Банк" 

Валиуллова Оксана Валерьевна, экономист

Кинщак Иван Владимирвич, военнослужащий 

Кононенко Марина Анатольевна, заместитель директора по учебно-воспитательной работе  

Попова Екатерина Сергеевна, врач (хирург)

Глебова Татьяна Александровна, экономист 

Котов Михаил Борисович, инженер Банка России

Новик Майя Владимировна, журналист, писатель 

Толоков Дмитрий Алексеевич, предприниматель 

Ходик Наталья Сергеевна, врач-стоматолог

Дергачев Константин Геннадьевич, менеджер

Воронцов Дмитрий Николаевич, старший помощник капитана  

Рябинина Елена Викторовна, врач-психиатр

Рукавцова Мадина Гусейновна, индивидуальный предприниматель 

Азаров Андрей Викторович, инженер-строитель 

Васильев Владимир Викторович, инженер по гарантийному обслуживанию автомобилей.

Димитрова Татьяна Владимировна, программист. 

Сазонов Игорь Леонидович, работник железной дороги 

Сазонова Александра Сергеевна, домохозяйка 

Зубова Елена Алексеевна, редактор православного издательства 

Лаврова Ольга  Вячеславовна, художник-иконописец

Осипов Евгений Борисович, адвокат

Бережная Ирина Анатольевна, главный бухгалтер 

Дроздова Любовь Владимировна, работник храма

Фофанов Вячеслав Александрович, пенсионер

Герасимчук Ирина Вадимовна, писатель, сценарист, журналист, краевед 

Ларионов Владимир Евгеньевич, государственный служащий

Попов Юрий Михайлович, нефтетрейдер

Дюбенко Константин Иванович, композитор 

Санакоев Владимир Григорьевич, пенсионер 

Солоницын Алексей Алексеевич, писатель, киносценарист 

Алексеева Людмила Сергеевна, учитель английского языка, кандидат педагогических наук 

Шишкова Елена Александровна, главный бухгалтер

Блажнов Михаил Павлович, инженер

Дроздов Александр Алексеевич, пенсионер

Мясникова Ирина Михайловна, пенсионерка

Палатник Игорь Александрович, разработчик телемедицинских приборов и систем 

Хомякова Юлия Олеговна, пенсионерка

Бурцева Эрина Николаевна, историк, журналист 

Гайнутдинов Константин Рауфович, электросварщик

Попова Ольга Ивановна, сотрудница Воронежского Государственного Университета 

Белошапка Валерий Константинович, математик, доктор ф-м.н, профессор 

Гаврилов Михаил Дмитриевич, художник

Канунников Сергей Алексеевич, пенсионер

Волкова Ирина Львовна, учитель биологии 

Алмазов Борис Александрович, писатель, журналист

Иовенко Валерий Алексеевич, переводчик, д.фил.н., профессор 

Тукалевский Матвей Игоревич, член С-Пб Отделения Российского союза писателей

Александр Николаевич Щербаков, прихожанин Храма Покрова Богородицы, г.Иркутск

Сильверстова Анна Васильевна, главный бухгалтер 

 

От редакции. Для читателя, желающего присоединить свою подпись к имеющимся, необходимо сообщить по адресу amanovcev@yandex.ru  свои ФИО, род занятий и титулование, если есть

Больше материалов по теме

Натяжки, подлоги и недоказанные предположения в деле «екатеринбургских останков»
Признание останков «царскими» — национальный позор
Реплика на интервью следователя по уголовному делу о екатеринбургских останках М.Молодцовой
Рейтинг@Mail.ru