Гвинейский стоп-кран

13.09.2021 - 18:45
Алексей Сокольский

Перевороты и революции случайными не бывают

 

Африканский континент, чрезвычайно богатый ресурсами, которые весьма привлекательны для международных концернов и крупных развитых стран, давно уже является ареной для применения социально-политических технологий. Но в силу специфики постколониального процесса государствообразования, когда большинство стран обладает искусственными границами, а нации практически не сформировались, некоторые технологии оказались не столь уж эффективными, как на постсоветском пространстве, в Европе и Азии.

 

О «цветной революции» — социальной технологии достаточно отработанной и показавшей высокий коэффициент полезного действия для тех, в чьих интересах она применяется, написано достаточно много. Однако ошибочно разработку ее приписали спецслужбам США из-за книги Джина Шарпа «From Dictatorship to Democracy» (1993), получившей популярность среди образованных кругов во всем мире.

 

На самом деле применение вышеупомянутой технологии мы находим еще в 1848-1849 гг. в Европе, утонувшей в череде революций, спровоцированных СМИ, а не проблемами в экономике или политической сфере. К «цветным революциям» необходимо также отнести и то, что происходило в Российской Империи в 1905-1917 гг.

 

XXI век продолжил общую тенденцию «цвета». Африка же стала всего лишь новым полигоном.

 

«Цветная революция» успешно была применена, в период так называемой «Арабской весны» (2010-2013), только в Северной Африке (Тунис, Марокко, Ливия, Египет, отчасти Алжир). Но уже события в Ливии показали, что в полной мере «цветная революция» не сработала, международным игрокам пришлось дополнять ее гражданской войной и интервенцией.

 

Южный вектор движения технологии оказался заблокирован. «Цветная революция», прежде всего, требует согласия между собою внешних сил, напрямую влияющих на события, наличия однородной прозападной интеллигенции внутри страны, достаточного количества городского населения, развитой информационной среды, а также хотя бы относительного этно-религиозного единства. Все это оказалось под большим вопросом в зоне Сахеля, не говоря уж о странах, находящихся далее нее, в сторону экватора.

 

В Мавритании «цветную революцию» тихой сапой в 2012 году подавили военные. В Кот-д’Ивуаре отстранение президента Лорана Гбагбо с помощью социальной технологии дало сбой, а потому ООН, Франции и Буркина Фасо пришлось открыто военным путем свергать его, чтобы посадить в кресло руководителя государства Алассана Уаттара, бывшего заместителя директора-распорядителя МВФ (Международного валютного фонда).

 

Последним значительным провалом технологии «цветной революции» надо признать Гвинею. 

 

У власти в этом небольшом государстве с 2010 года находился демократически избранный президент Альфа Конде. В прошлом сам революционер, ученый-историк и харизматичная личность.

 

В 2019 году он решил продлить срок своего пребывания на высшем посту в Гвинее. Ответом стала «цветная революция». Она продолжалась в течение 2019-2020 гг. Волнения охватили все более или менее значимые города. Столица Конакри явилась основным оплотом манифестантов. Но большинство населения страны «цветную революцию» не поддержало. Конде победил на референдуме, который позволил изменить Конституцию, а затем и на президентских выборах. Власть президента подкрепила также и армия, жестоко подавив все выступления с оружием в руках против существующей власти.

 

Альфа Конде не устраивал, прежде всего, Францию и США. Он наладил хорошие отношения с Россией и Китаем, что привело к серьезным вливаниям финансов в экономику Гвинеи.

 

Надо сказать, что маленькая Гвинея занимает важное место в мировом производстве бокситов, а, следовательно, и производстве алюминия. Плюс к этому в государстве имеются и иные полезные ископаемые.

 

Российские компании уверенно закрепились в Гвинее. Тому же «Русалу» принадлежат бокситно-глиноземный завод «Фриа» и «Компания бокситов Киндии». Россия получила концессии на крупнейшем в мире месторождении бокситов Диан-Диан.

 

Отметим, что в 2017 году Владимир Путин наградил Альфу Конде Орденом Дружбы, причем лично в Москве.

 

В начале сентября 2021 года 83-летний президент Конде был свергнут группой гвинейского спецназа во главе с полковником Мамади Думбуя. В стране сразу же была отменена действующая Конституция, разогнано правительство, распущен парламент, а для управления создан «Национальный комитет по сплочению и развитию».

 

Мамади Думбуя является (или являлся?) гражданином Франции, женат на француженке, проходил обучение в военных заведениях Франции и Израиля, служил в Иностранном легионе, был задействован в спецоперациях на территориях таких государств, как Афганистан и ЦАР. Любопытно, что он еще и связан с  Африканским командованием США (AFRICOM), принимал участие в учениях «Флинтлок» под эгидой данной структуры, и, вероятно, встречался на этих военных маневрах с Ассими Гоити, тоже спецназовцем, тоже совершившим переворот, но в августе 2020 года и в Мали.

 

Французские уши торчат за переворотом Думбуя. Это не подвергается сомнению. Но французы не могли только сами подвигнуть полковника спецназа на противозаконные действия в отношении президента Гвинеи, да и к тому же относящегося к той же народности малинке, что и он сам. Западное образование — это одно, а традиции в Африке — это другое, и чаще более значимое. Явно французы заручились поддержкой кого-то из внешних игроков, явно обиженных какими-то делами Конде или его администрации. Учитывая, что США отнеслись достаточно равнодушно к перевороту, а Россия даже выступила с требованием немедленного освобождения Конде, реакция Китая на этом фоне оказалась довольно вялой: осуждаем, призываем, мир и т.д.

 

«Мы надеемся, что соответствующие стороны смогут проявлять спокойствие и сдержанность, учитывать основополагающие интересы нации и народа, решить соответствующий вопрос путем диалога и консультаций и обеспечить мир и стабильность в Гвинее», - заявил, например, пресс-секретарь китайского МИД Ван Вэньбинь.


Ларчик открывается просто. Китайские компании сумели подгрести под себя месторождение железной руды Симанду. Однако вот с экспортом и добычей возникли непонятки. Администрация президента А. Конде начала их тормозить, возможно, желая получить дополнительные доходы в личный карман (коррупция в Гвинее – обычное дело, это же Черная Африка!).

 

Похоже на то, что Конде выстрелил себе в ногу, поступив так с китайцами. Франция организовала переворот, а Китай поддержал. Так что в ближайшее время наверняка ожидается улучшение с поставками железной руды из Гвинеи в КНР. Но это только одна сторона медали. При новых властях не исключен передел и в сфере добычи бокситов. Китай и Францию они тоже привлекают.

 

Как поступит Мамади Думбуя пока не известно. Но руководству «Русала» стоит задуматься о предстоящих осложнениях.

 

А народ Гвинеи? Вряд ли общее положение дел в стране пойдет на поправку. «Цветные революции» и «цветные» перевороты происходят не ради блага местного населения. Они срывают стоп-кран, а дальше уж трава не расти.

Рейтинг@Mail.ru