Нелегальная миграция: взгляд на проблему

17.10.2005 - 09:07
Петр Иванченко
Когда многие, часто самые болезненные проблемы нашего общества не решаются должным образом, те, в чьей компетенции и находится их решение, любят ссылаться на несовершенство существующих законов. Но как показывает опыт, даже в их рамках можно сделать немало. Конечно, при желании работать. Одним из самых острых вопросов Москвы является нелегальная миграция. И когда разговор касается этой темы, многие из власть предержащих разводят руками, дескать, в рамках существующего законодательства эта проблема практически неразрешима. Но так ли это? О своем взгляде на существующую проблему и о собственных практических наработках рассказывает начальник ОВД Митино города Москвы полковник милиции Юрий Анашкин. - Юрий Александрович, согласны ли Вы, как милиционер с большим профессиональным и жизненным опытом, с расхожим утверждением, что «преступник не имеет национальности»? - Есть закон, который мы защищаем и которому служим. И перед ним должны быть все равны, вне зависимости от национальной, или религиозной принадлежности. Иными словами, нам безразлично, кто совершает преступление: русский, азербайджанец, ингуш, киргиз или армянин. С другой стороны невозможно сбрасывать со счетов такое явление, как организованные преступные группы, объединенные по этническому признаку (которые, кстати, зачастую имеют определенную криминальную «специализацию»). Нельзя игнорировать и фактическую сторону дела - большая часть преступлений, совершаемых в Москве, совершается приезжими. Это и понятно, ведь иностранцу, гораздо проще скрыться от правосудия, убыв на родину, чем россиянину. Как известно число нелегальных мигрантов, находящихся в Москве, значительно превышает число официально зарегистрированных. А ведь нелегальная миграция является, если так можно выразиться, «питательной средой» для криминалитета. - Вы заговорили о специализации. То что, прежде всего бросается в глаза, это то что московские рынки приобрели ярко выраженную «этническую принадлежность»… - Действительно, есть основания утверждать, что большинство направлений торговой деятельности, как легальной, так и незаконной, от овощей и стройматериалов до наркотиков и оружия, находятся под контролем выходцев с Кавказа. Помимо, того, их деятельность не ограничивается рынками и магазинами. Если взять, например, выходцев из Закавказья, то представителями этой этнической группы достаточно часто совершаются: угоны автотранспорта, практически весь спектр уличных преступлений, включая разбои и грабежи, вымогательства, прежде всего в отношении своих же соплеменников, преступления в отношении женщин. - Можно ли говорить об этнообщине, как о некоем едином организме? - Конечно. Она управляется авторитетами, которые разрешают конфликты, возникающие в результате конкуренции, определяют, по всей видимости, стратегию развития. Можно это также сравнить с «профсоюзом», в кассу которого платят «взносы» все его члены. - В чем причины того, что сложилась такая ситуация? - В том, что на столичных рынках кавказцы фактически установили монополию, вытеснив коренных жителей, виновны, прежде всего, администрации этих рынков. Не стоит снимать ответственность и с сил правопорядка. Поскольку вина правоохранительной системы в том, что незаконная миграция существует сегодня в таком объеме, очевидна. Во-первых, это коррупция со стороны сотрудников органов правопорядка и представителей администрации. Известен случай, когда начальник паспортного стола одного из ОВД Москвы был осужден за то, что незаконно выдал более ста паспортов лицам кавказской национальности. Во-вторых - несовершенное законодательство. Ведь строго говоря, находящийся незаконно на территории нашей страны является нарушителем государственной границы. И было бы логичным, если незаконная миграция классифицировалась, как наказуемое деяния. Ведь была же раньше в уголовном кодексе так называемая «чердачная» статья - наказывающая за нарушение паспортного режима. Она позволяла управлять миграционными процессами, и эффективно бороться с бродяжничеством. Не обязательно, конечно, возвращать ее именно в том виде, какая она была раньше. Но определенный барьер все же необходим. Мы имеем право знать цель прибытия в нашу страну, в наш город, и, исходя из этого, решать вопрос о целесообразности пребывания данного лица на территории нашего государства. Между прочим, это общепринятая мировая практика - возьмите хоть США, хоть Европу. - Но ведь существует обязательная регистрация… - В настоящий момент обязательная регистрация не является эффективным барьером. Зачастую она носит чисто формальный характер. Это помимо того, что в столице функционируют «фирмы», торгующие фальшивыми регистрациями. Зарегистрировавшиеся лица проживают и находятся где угодно, кроме того места, где они, по идее должны находиться. Те же, кто соглашается зарегистрировать мигрантов по месту своего проживания, часто за небольшое вознаграждение, идут, фактически, на сознательный подлог. Пользуюсь тем, что ответственность за это не предусмотрено. Из-за стремления к легким деньгам, они не отдают себе отчета в том, что и сами могут быть обмануты, и создают серьезные проблемы для последующих поколений. Сегодня многие люди, чаще всего преклонного возраста, бедствуют, нуждаются в деньгах. Но все равно, эти вопросы не должны решаться за счет угроз правопорядку, общественной безопасности, которые создает нелегальная, и «полулегальная» миграция. - То есть существующий порядок регистрации, по сути дела, бессмысленен? - Я бы так не сказал. Очень многое зависит и от того, как подходить к этому делу. В Митино, например, мы установили следующий порядок. Лицо желающее получить временную регистрацию, вместе с ответственным квартиросъемщиком, должны прийти на беседу к начальнику ОВД. Дабы начальник мог убедиться, что на гражданина, предоставляющего жилплощадь не оказано давления, что его не принудили зарегистрировать мигранта на своей жилплощади. Что он, действительно готов предоставить ему место для проживания, и гостя можно будет там найти. И что квартиросъемщик или владелец квартиры ответственно относиться к этому вопросу. Перед беседой с начальником, квартиру, где будет жить гость, посещает участковый, и лично убеждается, что там есть условия для его размещения. То есть буквально так: вот здесь спят хозяева, вот здесь - их дети. А вот на этом диване, или даже раскладушке спит гость. И только после этого начальник дает разрешение на регистрацию. С одной стороны, это несколько снизило общее число зарегистрированных. С другой, несколько улучшило криминогенную ситуацию в районе. Поскольку места проживания иностранцев являются объектом повышенного внимания милиции, гость десять раз подумает, прежде чем совершить противоправные действия. И таким образом идея, заложенная в положении о временной регистрации, превратившейся в последнее время в пустую формальность, реально работает. Я, разумеется, вовсе не хочу сказать, что все наши гости из Кавказского и Центральноазиатского регионов - преступники. Конечно, нет. Но, весь наш опыт заставляет проявлять некоторую бдительность в отношении к приезжим. Статистика однозначно свидетельствует, что большая часть определенных видов правонарушений совершается ими. Плюс к этому террористическая опасность. Конечно, принимаемые нами меры не решают вопроса полностью. Те, кто по каким-то причинам не может или не желает соответствовать нашим требованиям, находят возможность зарегистрироваться в других местах. Но если наш опыт будет реализован по всей столице, криминогенная ситуация в Москве кардинально улучшиться. У нас достаточно своих правонарушителей, вовсе необязательно их еще и импортировать. Я, конечно, понимаю, что и участковые инспектора, и начальники отделов, и их заместители очень загружены, и найти время на то, чтобы осматривать квартиры, беседовать с гостями и хозяевами, и в дальнейшем контролировать места проживания, непросто. Но это стоит того. Поскольку на раскрытие преступлений (которые могли бы быть предотвращены) уйдет времени и сил гораздо больше. То есть, даже в рамках существующего законодательства можно сделать немало. Главное, что нельзя забывать, что для работы в милиции нужно призвание, самоотверженность, личное мужество, гражданская ответственность. Стремление оставить своим детям светлый, прекрасный город, а не криминальную свалку. Ведь дело не в том, что какие-то народы плохие или хорошие. И хорошие, и плохие есть везде. Вспомним, что сравнительно недавно, когда мы жили в одной стране, таких проблем не возникало, и не было взаимного недоверия, раздражения, а то и откровенной вражды. Думаю, в том числе и потому, что миграция не была пущена на самотек, а всеми этими процессами управляло государство.
Рейтинг@Mail.ru