Светлое будущее либо Гаага

05.02.2012 - 11:50

Можно ли согласиться с экспертом Иваном Фоминым в том, что суета штаба Владимира Путина вокруг выборов не позволяет увидеть настоящие угрозы для России? Действительно ли вопрос поставлен ребром: Либо Путин идёт с Россией в светлое будущее, либо его ведут к гаагскому прокурору?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития: С Иваном Фоминым следует согласиться как можно быстрее. Кажется, что штаб Владимира Путина действительно не видит угроз, которые вырастают на улице – точнее, за окном. Сама т. н. «улица», в лице несистемной оппозиции, на это повлияла лишь в незначительной степени, только начав переворачивать баркас, который накроет самих оппозиционеров.

Путину лично, самому, ночами придётся вникать в происходящее, читать, что предлагают в интернете; попробовать в какой-то степени стать «Лениным», как это ни дико звучит, – то есть, не только государственным руководителем, но и теоретиком, который способен заглянуть вперёд. Его предвыборный штаб – всего лишь технический коллектив, который отвечает за конкретные предвыборные дела, как всегда, опасаясь что-то сделать не так, вдаваясь в несущественные детали, и в самом главном ему не помощник. Они не виноваты, они так приучены годами механической работы.

Путин зря тратит время и на такие адресные группы как футбольные болельщики и байкеры – когда будет надо, они не прикроют. Декабрьский шум на улице привёл к прямо противоположным процессам. Прихода новых людей, которые, как ожидалось, возникнут тут и там (в Госдуме, в экспертном сообществе, на первых телеканалах), не только не случилось, но возник издевательский комикс: «новое лицо» в парламенте – лицо Валуева; «новые лица» в политике – Быков, Парфёнов и т. п. Это примерно из той же серии, когда Чайка меняет на должности Устинова, Устинов меняет Чайку, Степашин меняет Кириенко, Кириенко меняет Кирилла, Кирилл меняет Степашина и т. п. Только гораздо хуже, так как на дворе – иные времена.

Фомин прав и в том, что Путин слишком навязчиво начинает искать контакта, диалога с радикальными либералами, которых ему как раз, по логике вещей, жизненно важно сделать ответственными за развал страны. Народ встретил бы эту весть рёвом удовлетворения. Сами либералы люфт Путина почуяли мгновенно, начав открыто глумиться над властью, которая даёт им премии и приглашает в Кремль – они туда даже не ходят.

Ударив персонально по Путину, его враги решают все проблемы в пакете: переформатирование российской власти, ослабление активных участников СНГ, дезактивация всех евразийских проектов – но главное, газ с нефтью, которые теперь могут стать для ЕС и Запада почти бесплатными. На Россию не надо идти войной, появился «бюджетный» вариант.

В этом смысле март-2012 не решает ничего. Результаты выборов уже никого не интересуют, массовые миролюбивые митинги уходят в прошлое, приближается жёсткое пробивание кремлёвских стен. Владимиру Путину надо иметь в виду, что против него, почти уже наверняка, Западом разработаны креативные ходы, которые действительно блещут новизной, в отличие от «политика Валуева». Но путинский штаб, озабоченный мартовскими урнами (не «идами», пока что ещё), эти несущественные детали интересуют вряд ли.

Рачья Арзуманян, кандидат технических наук, эксперт по проблемам военной и национальной безопасности: Хороший анализ в статье Ивана Фомина. Если смотреть на расстоянии, возможно, поведение Путина есть поведение тактическое и после преодоления периода и процедуры выборов начнется стратегия и реальная борьба.

Единственный момент и сценарий, которому также стоило бы уделить внимание это дестабилизация России до выборов. То есть я бы назвал выборы не пустой тратой времени, но элементом этикета и ритуала, аналогичного поклону перед дуэлью или схваткой на татами. Вроде бы и ни к чему не обязывающий, с обыденной точки зрения элемент поведения, не отражающий реальный потенциал и возможности сторон, но правильнее его выполнить. И тогда важный вопрос – не получит ли Россия удар до или во время поклона-выборов, который нарушает этикет, то есть является «подлым» и «недостойным». В российской истории такое было не раз.

В заключение информирую, что наконец-то вышла моя книга, в которой есть ответы на многие вопросы текущего момента. Понимание роли Сети и сетецентричности позволяет осознать важность соединения военной сферы с прочими элементами национальной мощи, оркестрирования инструментов национальной мощи для достижения стратегических целей нации. Думаю, российским экспертам стоит ее почитать. Для начала хотя бы приложения. Надеюсь, не зря трудился и не опоздал.

Андрей Давыдов, журналист: Не думаю, что Путин настолько наивен, чтобы не понимать, что выборами ничего не кончится. Но он не будет срываться в истерику, и объявлять «всеобщую мобилизацию» патриотического ресурса. Чай не Зюганов. Да и не прошло бы такое резкое преображение. Активизировав группки маргиналов, Путин столкнулся бы с недоверием широких масс. При этом был бы послан ненужный сигнал о том, что сам он уже в отчаянном положении. Да, в общем, и нет смысла обсуждать того, что с Путиным быть просто не может. Он не будет делать резких шагов.

Объявленный им диалог с либералами-западниками нужен, прежде всего, для того, чтобы показать всему обществу способность вести дискуссию. А если те в свою очередь будут говорить на языке ультиматумов, то лучшей антирекламы для них и не придумаешь. 70-80 % «болотных» выйдут «на улицу» при любом раскладе, однако нужно отсечь от них остальных.

Не скажу ничего нового, напомнив о психологии Путина-дзюдоиста – использовать напор соперника. И первую «юко» он уже заработал, когда лидеры оппозиции прошествовали на инструктаж в американское посольство, презрев менталитет русского народа, мягко говоря, недолюбливающего такое поведение. Да нет, пожалуй, цени выше – «вадза-ари»! «Юко» он получил своей статьей в «Известиях» («Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить»), перехватив инициативу в общественной дискуссии. Да, здесь он сосредоточился на главном источнике протестных выступлений – т.н. среднем классе. Но ведь не весь он заражен непримиримостью, многих вполне устроят подвижки и без подрыва стабильности.

Что касается своих потенциальных сторонников, то необходимые сигналы им уже были посланы – это и необходимость новой индустриализации, за что Путина активно поддержал патриарх национальной политики Евгений Примаков, и курс на объединение постсоветского пространства, да и просто сохранение суверенитета и целостности России. Имеющие глаза и уши
все это увидели и услышали. Что до остальных, то они все равно пойдут скорее от противного, то есть будут переходить на сторону Путина по мере того, как его противники будут показывать себя во всей красе.

Выступление «оранжада» вполне ожидаемо, потому что его уже просто не отменить. Но сколько бы людей, ни заполнили площадь в Москве, они должны быть изолированы от остальной России. И тогда все пройдет вполне в духе демократии – побузили и разошлись.

Правда, в дальнейшем со спокойной жизнью президенту придется распрощаться. Если уже отмобилизованный «оранжад» почувствует, что опора Путина в нем снова и уже практически окончательно разочаровалась, тогда его уже вряд ли что спасет. Хотя нужно учитывать, что спонсоров «оранжевых революций» уже сильно поджимает время – им нужно спешить с воплощением своих проектов, пока рычаги еще в их руках.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы: Сегодняшняя ситуация в России чем-то напоминаем мне ситуацию лета 2004-го года накануне оранжевой революции. Путин и его команда не могут понять, что в гомеостатическом состоянии, общество выступает детерминированным объектом управления. В управлении обществом центральную роль играет бюрократия. Она корригирует социальные отклонения посредством управленческого механизма, в том числе и отрицательной обратной связи, что позволяет обществу сохранять устойчивое положение какое-то время, хотя в нем и возникают иногда отклонения от нормы.

Отрицательные обратные связи обеспечивали стабильность социальных структур и процессов в хаотической среде. Но ситуация принципиально изменилась, когда социум под влиянием дискретных флуктуаций оказался в зоне бифуркации. Бюрократия перестаёт выполнять рациональные управленческие функции и под влиянием мотивов выживания начинает преследовать собственные интересы, что вызывает дезорганизацию в структуре отрицательных обратных связей. Вследствие этого в обществе нарастают девиации, угрожающие стабильности общественной жизни. Прогрессирующие дисфункции отрицательных обратных связей усиливают кризисные тенденции в социуме и в механизме государственного правления. В таких условиях механизм государства из эффективной машины трансформируется в дисфункциональную структуру, игнорирующую общенациональные цели страны и социальные интересы большинства населения. Социум быстро дезорганизуется и становится чувствительным к случайным возмущениям на микроуровне, где большинство людей непрерывно борются за выживание.

Структуры управления, ориентированные на детерминированные процессы в равновесном обществе, не могут осуществлять прежний контроль, так как неустойчивое общество генерирует новые феномены дезорганизации и распада. Это ускоряет делегитимацию институтов и символов старой политики, тем более что её цели подменяются групповыми интересами бюрократии. Эскалация кризиса раскалывает бюрократию на субэлиты, которые уже ориентируются на контрэлиту. Как отмечает российско-американский социолог и культуролог Питирим Сорокин в своей книге «Дальняя дорога: Автобиография», опыт истории показывает, что «когда политический режим начинает рассыпаться, «вирус дезинтеграции» быстро распространяется всюду, заражая все институты, проникая во все щели.

Падение режима – обычно результат не столько усилий революционеров, сколько одряхления, бессилия и неспособности к созидательной работе самого режима».

Таким образом, команде Путина сегодня необходимо учитывать альтернативность будущего развития и особенности нелинейного поведения социума, налагающие ограничения на управляющие воздействия. Для того чтобы управленческий механизм в бифуркационной полосе развития был эффективным, следует применять тонкие социальные и политические технологии, адекватные процессу социальной самоорганизации. Необходимо генерировать новые идеи и смыслы, привлекать к государственному управлению новых людей. К сожалению, в команде премьера нет понимания критичности ситуации, о чём и пишет в своей статье Иван Фомин.

По материалам Русской общины Украины

Больше материалов по теме

Рейтинг@Mail.ru