Годовщина «пяти вопросов»

25.10.2021 - 11:49
Борис Рожин

Как Зеленский выполняет свои обещания

На Украине подводят итоги годовщины со дня всеукраинского опроса, который в 2020-м году проводил Зеленский, задавая свои «5 вопросов». Если помните, тогда это позиционировалось как элемент «нового демократизма» и «показатель отличия Зеленского от Порошенко».

Прямо перед опросом Зеленский заявлял: «Это будут вопросы о том, что мы обсуждаем на улице, на кухне и в Интернете, о чем спорим с друзьями, родителями или таксистами. О том, о чем нас раньше никогда не спрашивали. Не политика из высоких кабинетов, не независимых экспертов из телешоу, не агентов из других государств. Едва ли не впервые в истории независимости мы спросим: «А что думаешь ты? Почему твой ответ важен?». Потому что будет так, как решишь ты».

Спустя год, как обычно, выяснилось, что отличия минимальны, а «новый демократизм» есть очередная имитация. Итак, вспомним же эти 5 животрепещущих вопросов, которые должны были изменить, но почему-то не изменили Украину. 

•Стоит ли ввести пожизненное заключение за коррупцию в особо крупных масштабах? 

•Стоит ли ввести на Донбассе свободную экономическую зону?

•Стоит ли сократить парламент до 300 депутатов?

•Стоит ли легализовать медицинский каннабис для уменьшения боли тяжелобольных?

•Стоит ли поднять на международном уровне вопрос выполнения обязательств по Будапештскому меморандуму?

Разумеется, любой, кто хоть немного следит за происходящим на Украине, сразу отметит, с одной стороны, оторванность этих вопросов от реалий того, что на самом деле там происходит. А с другой стороны, отметит, что даже подобные второстепенные вопросы оказались сугубо риторическими.

1.Никакого пожизненного заключения за коррупцию на Украине, конечно же, нет, как нет и посадок олигархов, начиная с того же Порошенко, для которого «Зеленский должен был стать приговором». Наоборот, олигархи себя отлично чувствуют, да и с коррупцией полный порядок, в том числе и офшорной.

2.Второй вопрос и вовсе полностью надуман в свете продолжающейся войны, которую подпитывают те же лица, которые задают эти вопросы. А какие свободные экономические зоны могут быть на театре военных действий? Казалось бы, хочешь свободную экономическую зону – сворачивай войну и пытайся налаживать экономику. Но нет, вместо этого мы будем подпитывать войну и задавать бессмысленные вопросы про свободные экономические зоны.

3.Верховную Раду, как мы видим, никто до 300 депутатов не сократил, как было, так и осталось, хотя у «Слуги народа» было монобольшинство в парламенте, а с учетом возможности покупки голосов других депутатов, вариант с реформой парламента теоретически проходил. Но ничего не изменилось, а с учетом того, что таких высоких процентов «Слуга народа» уже не наберет (по рейтингу партия Зеленского уже проигрывает партии Порошенко), и этот вопрос также повиснет в воздухе без ответа.

4.Тут была даже предпринята попытка, и правительство-таки выпустило постановление о легализации каннабиса, но уже в Верховной Раде, где у «Слуги народа» было монобольшинство, которого было достаточно для принятия данного законопроекта, он был благополучно похоронен. Сейчас регистрируют новый законопроект, чтобы попробовать по второму кругу легализовать каннабис. Такой вот животрепещущий вопрос.

5.Тут вообще все просто. Слово «поднять» не означает что-то реально сделать. Болтать на тему Будапештского меморандума можно сколько угодно – и до, и во время, и после консультативного референдума. Так что формально, да, вопрос поднимали. Но смысла в этом ровно ноль, так как документ не был ратифицирован, а РФ и США не считают себя им связанными. Поэтому особого смысла данный пункт в принципе не имел, но был призван показать, что Зеленский чего-то там «поднимает» на международном уровне.

И вот всю эту нелепицу пытались выдать за некую точку бифуркации для Украины. Сейчас про этот «референдум», очевидно, не очень принято вспоминать, так как сам по себе он оказался очевидным пшиком, а политтехнологические реалии, в которых он проводился, полностью изменились. В рамках насаждаемого клипового мышления, когда ставка делается на то, чтобы «мудрый украинец» не вспомнил, что делалось и говорилось всего несколько недель назад, прошедший год назад «референдум», считай, проводился в другой жизни. 

Само собой, реальные вопросы о необходимости прекращения войны, реальной деолигархизации (начиная с самого Зеленского, Коломойского и Ахметова), официального двуязычия и т.д. и т.п. никто «впервые в истории украинской незалежности» задавать не будет, так как планов таких и близко нет. Куда как проще, в нарушение собственных же законов, перейти к ручному директивному управлению через СНБО и штамповать «чрезвычайные меры» и «санкции», при полном игнорировании мнения населения на фоне падающего собственного рейтинга. 

Как объясняли год назад в окружении Зеленского, рекламируя «5 вопросов»: «Привлечение народа к решению этих вопросов является абсолютно демократическим и морально оправданным шагом. Без четко выраженной мысли народа соответствующая дискуссия может продолжаться еще много лет, не выходя на уровень принятия решений. И именно формат общегосударственного опроса, когда человек сознательно делает выбор в пользу определенного решения, повышает его политический вес. Для Президента важно мнение граждан и важно при продолжении реформ опираться на поддержку большинства общества.

Опрос не равен референдуму – это разные инструменты, последствия применения которых не будут одинаковыми. Результат опроса не будет иметь прямых юридических последствий. Применение такой формы непосредственной демократии нужно, чтобы зафиксировать волю народа и уже с этим политическим мандатом выстраивать государственные позиции».

Как показала практика, опрос не имел ни политических, ни практических, ни правовых последствий. Он просто прошел и все, без какого-либо практического смысла. Выстраиваемые «государственные позиции» возводились параллельно, тема опроса никак их принципиально не фиксировала. 

Но для этого и вводилась оговорка, что прямых правовых последствий не будет, чтобы в случае чего можно было заявлять: «Мы хотели зафиксировать и сделать, но произошло то-то и то-то…».  Поэтому, когда сейчас в украинских СМИ начинают задаваться вопросом, а где результаты фиксации 5 вопросов, им резонно могут ответить, что «никто и не обещал правовых последствий, мы просто узнали мнение», а потом положили на него с прибором, как и по другим вопросам, мнение по которым за пределами объективок СБУ не узнавали. 

Все это является отражением всего происходящего на Украине при Зеленском, когда принцип «казаться, но не быть» был возведен в абсолют. Когда референдум используется как политтехнологическая затычка без какого-либо результата, сразу становится понятно, что имеют в виду такие «вопрошатели воли народа». Видимость действия подменяет реальные дела даже по таким сугубо второстепенным вопросам, наглядно иллюстрируя, что если даже в таких делах на выходе лишь пустота, то не стоит ожидать существенных подвижек и по более серьезным вопросам войны и мира. 

Для тех, у кого еще осталось критическое мышление, вполне понятно, что всё это будет иметь для Зеленского накопительный эффект, который скажется уже в ближайшие пару лет, когда кривая его рейтинга окончательно достигнет кривой Порошенко и Ющенко.

Рейтинг@Mail.ru