Триумф толерантности или проигранная победа?

28.11.2005 - 12:04
Петр Иванченко
Одной из главных сенсаций накануне выборов в чеченский парламент, стало выступление по Первому каналу "бригадного генерала" так называемой Ичкерии Хизира Хачукаева. Напомним, что этот, до недавнего времени числившийся непримиримым, ичкерийский военачальник добровольно сдался, или, вернее, перешел на сторону Рамзана Кадырова, который и привез его в Москву. Понятно, что сегодня перед покровителем "генерала" встанет вопрос о том, как "отмазать" Хачукаева от уголовной ответственности (бывшего боевика подозревают в причастности к убийству в Старых Атагах четырех сотрудников "Альфы", и в иных преступлениях). Но, главное, ряд экспертов убежден, что выступление по федеральному каналу свежесдавшегося "генерала" с призывом к чеченцам идти на выборы - весьма сильный ход со стороны первого вице-премьера, все это организовавшего. В чем же сила этого хода? Неужели факт перехода очередного боевика из одного лагеря в другой заставит людей двинуться стройными рядами на избирательные участки и голосовать за парламент, в котором, как убеждены сегодня многие в Чечне, места распределены заранее? Сомнительно. Так в чем же дело? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к другому подопечному Рамзана Кадырова, тоже "бригадному генералу" и "министру обороны Ичкерии", Магомеду Хамбиеву, сегодня - кандидату в депутаты парламента от СПС. Скоро год, как Хамбиев перешел на сторону нынешней республиканской власти, однако от своих ичкерийских титулов отказываться не собирается, продолжая именовать себя "генералом" и "министром". А в недавней беседе с представителями СМИ он заявил, что идет на выборы, "чтобы бороться за свободу Ичкерии", за которую раньше сражался в горах, а теперь будет делать это "политическими методами". Подобное заявление Хамбиева можно было бы расценить, как подставу "кремлевскому фавориту" Рамзану Кадырову, который и провел презентацию "министра" в качестве кандидата в депутаты. Но, похоже, что вице-премьер так не считает. Более того, он высказывает уверенность в победе на выборах своего протеже. Это означает, что в Чечне все еще сильны сепаратистские настроения среди населения. А Рамзан Кадыров всеми силами старается, чтобы эти люди имели своего представителя в законодательном органе республики. Прямо-таки триумф толерантности! А еще находятся такие, которые упрекают вице-премьера в недемократичности и склонности к авторитарным методам! Но дело в том, что не только Хамбиев, придерживаются подобных взглядов, но и большинство окружающих сегодня Кадырова людей (конечно, те из них, кто вообще имеет какие-то взгляды). Первоначально боевики, сражавшиеся с оружием в руках против законной власти в первую и вторую кампанию, стали приниматься в службу безопасности президента Ахмата Кадырова. Затем - в республиканское МВД. Вскоре на большинстве руководящих должностей чеченской милиции вместо пророссийски настроенных опытных офицеров оказались "молодые патриоты" из числа "ветеранов сопротивления" (термин часто звучащий сегодня в республиканских СМИ). Их "образование" обычно ограничивалось хаттабовскими лагерями, но зато, предполагалось, что они будут верны Кадырову. А затем, они заняли места во всех властных структурах Чечни. Как известно, первый президент Чечни Ахмат Кадыров, еще в свою бытность муфтием, в годы первой кампании призывал чеченцев "решить русский вопрос" следующим образом: "пусть каждый чеченец убьет по 120 русских". Не слышно было, чтобы он потом отказался от этих слов, или извинился за них. Как и не извинился перед родителями, потерявшими своих детей, ушедших по его призыву на "джихад". Люди, знавшие его близко, говорят, что, после перехода на сторону федералов его взгляды не претерпели особых изменений. Что же говорить об остальных. Так что тех, кто подобно Хамбиеву просто поменял средства, на "политические" в борьбе за "свободу Ичкерии" сегодня немало. И заявления Рамзана Кадырова о необходимости скорейшей замены милиционеров - контрактников из России в местных органах внутренних дел на чеченцев, о передачи руководства контртеррористической операцией МВД ЧР, похоже, лежат в контексте той же борьбы. Таким образом, и обращение Хачукаева, и претензии на депутатство Хамбиева, не что иное, как вполне однозначная декларация верности "ичкерийским" идеалам. Следует напомнить, что и Дудаев, и Масхадов заявляли о своей готовности пойти на компромисс в вопросе о государственном суверенитете. Их интересовала независимость от российского Уголовного Кодекса и правоохранительных органов, но отнюдь не независимость от российских денег. Иными словами, они хотели жить по своим "законам", но за счет России. И в этом смысле сегодняшняя Чечня стремительно движется в сторону осени 1991 или 1996 годов. И вновь избранный парламент только добавит существующим тенденциям оттенок "легетимности". Похоже, что победа российских (и чеченских) военных и сотрудников сил правопорядка над террористами и сепаратистами, завоеванная ценой таких жертв, вновь оказалась проигранной политиками.
Рейтинг@Mail.ru