Дивные плоды денацификации

04.02.2022 - 14:30
Борис Джерелиевский

В Дрездене снесли памятник невинным жертвам англо-американской бомбардировки

В последнее время нам становится все труднее общаться с европейцами. Нам подчас очень сложно принять их логические построения, нам кажется, что они проявляют двойные стандарты или просто издеваются над нами. Но часто эти подозрения не справедливы. 

Дело в том, что у значительной части нынешней Европы настолько удивительный способ мышления и столь странная логика, что они никак не вписываются в христианскую культурную парадигму, которой некогда руководствовались жители континента, и которой до сих пор придерживаемся мы. То, что пришло на смену, никак не связано ни с христианской нравственностью, ни даже с основами римского права. Кажется, что аналогии можно искать, разве что в доисторических временах, или в «этических» нормах племени каннибалов.      

Впрочем, не будем голословны. В Дрездене немецкие левые разрушили на Хайдефридхофском кладбище мемориал погибшим мирным жителям при бомбардировке города в феврале 1945 года британскими и американскими ВВС. 

Напомним, что уничтожение Дрездена и значительной части его населения стало, наверное, самым известным (но не единственным) эпизодом бомбового геноцида, развернутого англо-американцами против немецких городов. 

Начиная с 1942 года, ВВС Британии, а затем и США начали планомерное уничтожение населенных пунктов Германии. Была отработана особая технология бомбардировок с учетом того, что большую часть немецких городов составляли или полностью деревянные дома, или дома с большим количеством древесных конструкций. 

Сначала на приговоренный город сбрасывали фугасные бомбы, которые должны были «взрыхлить» застройку и выбить стекла, чтобы обеспечить приток кислорода. Далее шла очередь зажигательных бомб, которые вызывали сплошные пожары. Спастись нельзя было даже в бомбоубежищах — возникший огненный шторм, при котором температура достигала 1500 градусов С, вытягивал и выжигал в них воздух, и все находившиеся там умирали от удушья. Для укрепленных военных объектов и промышленных районов эта технология не слишком подходила — она была идеальна для уничтожения именно жилых кварталов немецких городов, и к 1945 году была отработана до совершенства.

13 и 14 февраля авиация англосаксов атаковала Дрезден, где на момент бомбежки, помимо населения в 640 тыс. человек находилось около 100 тыс. беженцев. На город были сброшено 8031 тонна бомб. Часть американских истребителей P-51 получила приказ атаковать движущиеся по дорогам цели, чтобы увеличить хаос и разрушения, и пилоты расстреливали спасающихся от огня мирных жителей, бегущих из полыхающего города. Часть американских бомбардировщиков сбилась с курса и отбомбилась по Праге.

В самом Дрездене сгорело 12 тыс. зданий, в том числе 24 банка, 26 зданий страховых компаний, 31 торговая лавка, 6470 магазинов, 640 складов, 256 торговых залов, 31 гостиница, 26 трактиров, 63 административных здания, 3 театра, 18 кинотеатров, 11 церквей, 60 часовен, 50 культурно-исторических зданий, 19 больниц (включая вспомогательные и частные клиники), 39 школ, 5 консульств, 1 зоологический сад, 1 водопроводная станция, 1 железнодорожное депо, 19 почтамтов, 4 трамвайных депо, 19 судов и барж. Что касается «военных целей», то летчиками ВВС Британии и США было уничтожено 19 военных госпиталей.

Полное число жертв этой гекатомбы неизвестно. По данным Госдепартамента, в этом городе погибло 250 тыс. жителей, по советским данным (город был вскоре занят Советской Армией) более 135 тыс. человек, в абсолютном большинстве мирных жителей.

По свидетельству советских ветеранов, вид стертого с лица города шокировал их ничуть не меньше, чем увиденное в освобожденных нацистских концлагерях. Следует отметить и следующее обстоятельство: особенно интенсивно союзники бомбили ту часть Германии, которой предстояло быть оккупированной советскими войсками. По мнению исследователей, это объяснялось не только стремлением оставить русским выжженную землю, гору трупов и совершенно разрушенную инфраструктуру, но и запугать своих союзников в контексте готовящейся против них операции «Немыслимое».

В 2010 г. в 65-й годовщину бомбового холокоста, устроенного дрезденцам британским и американским командованием, на месте массовых захоронений жертв этого чудовищного военного преступления, в Дрездене был установлен памятный мемориал. Центральной частью его стала скульптура «Скорбящая в море слёз» польской художницы Малгожаты Ходаковской. Фигура девушки была установлена ​​на блоке из чёрного гранита, в котором есть углубление, заполненное водой, символизирующую слезы по невинным жертвам.

Однако немецкие левые видят в этом монументе не скорбь по безвинно погибшим землякам, а проявление «исторического ревизионизма и реваншизма» и попытку «реабилитации нацистов». 

«Жертвы бомбардировки символически изображаются невинными детьми, а сама бомбардировка кажется ужасным варварством. Но именно этот образ лишён какой-либо исторической основы и поэтому идеологически опасен, поскольку перекладывает вину с нацистов на союзников», - сообщается на сайте леваков Indymedia.

Между тем, абсолютное большинство погибших в Дрездене — именно невинные жертвы — женщины, дети, старики. Больших воинских формирований в городе просто не было. Более того, среди погибших были и гастарбайтеры, угнанные на принудительные работы из своих стран, и даже евреи, скрывающиеся от гестапо. Действительно, вина за гибель всех этих людей лежит и на верхушке Третьего Рейха, развязавшей эту страшную войну. Но это не отменяет и того факта, что англичане и американцы осознанно и целенаправленно уничтожали мирное население Германии, чтобы запугать своего союзника (в тот момент исход войны был очевиден). Но люди, установившие памятник, эти вопросы даже не пытались поднимать. Их цель — чтобы люди помнили о жертвах, и о том, какие страдания, какой ужас несет война. 

Но леваки полагают что огненные штормы в жилых кварталах «были необходимы для победы над нацистами, погибшие были не жертвами, а виновниками», а также, что «надо оплакивать жертв немецкого варварства, праздновать победу над ними, в том числе 13 февраля как победу над национал-социалистическим Дрезденом».

А год назад, в международному дню памяти жертв Холокоста леваки написали на мемориале погибшим при бомбардировке Дрездена надпись «Германия и Дрезден: не жертвы, а преступники!». 

По этой странной логике советский солдат Николай Масалов или старший сержант Трифон Лукьянович, ставшие прообразами памятника в Трептов-парке, являются не героями, а «пособниками нацистов», поскольку вместо того чтобы уничтожить малолетних «виновниц и преступниц», вынесли их из-под огня, жертвуя собой. Лукьянович скончался 29 апреля от полученных при этом ранений. 

По страшной иронии судьбы Дрезден в момент своего уничтожения был наводнен беженцами из восточных частей Германии, которая уже была захвачена частями Красной армии. Люди, опасавшиеся «варварства русских», стремились на запад, уповая на гуманизм остальных членов антигитлеровской коалиции. 

Советское оккупационное командование сразу же после занятия Дрездена приступило, опять же вопреки логике современных немецких «антифашистов», к поддержке населения: выжившие после бомбежек «преступники»  получили медицинскую помощь, питание и предметы первой необходимости. Восстановление ансамбля старого Дрездена началось сразу же после войны при активном участии советских специалистов и отчасти на советские же деньги. Из руин поднялись Дрезденская опера, Дрезденская галерея — Цвингер, знаменитая терраса Брюля, Альбертинум и еще десятки архитектурных памятников. Можно сказать, что важнейшие исторические здания на берегах Эльбы и в Старом городе были построены заново.

А 13 февраля в зоне советской оккупации, а затем и в ГДР, ежегодно начиная с 1946 года звонили церковные колокола. Перезвон продолжался 20 минут — ровно столько же, сколько длилась первая атака на город. С объединением Германии эта традиция также была объявлена «ревизионистской».

Самое дикое в этой истории, что памятник жертвам войны оскверняют сами немцы, заявляя, что их бабушек и прабабушек, стариков и невинных детей убивали совершенно правильно и заслужено.  

Между прочим, большинство немцев ничего не знало о большинстве преступлений гитлеровского режима. Информация о концлагерях, массовых казнях и карательных операциях стала для них настоящим шоком. Американские сотрудники лагерей для военнопленных рассказывали, что немецкие солдаты, когда им показывали фильмы об этом, плакали. Для них было потрясением, когда они узнали, насколько зверским был тот режим, который они поддерживали и который от них же много чего скрывал. А вот их потомки — «антифашисты», гуманисты, демократы и веганы не только не ужасаются убийству сотен тысяч мирных жителей, главным образом, детей и женщин, не только всячески его одобряют и поддерживают, но и называют эти невинные жертвы, принадлежащие к их же народу, «преступниками» и «виновниками», подлежащими уничтожению. 

Воистину денацификация Германии принесла удивительные плоды! Впрочем, справедливости ради, нужно признать, что подобных взглядом придерживаются и многие жители других европейских стран, не прошедших через эту процедуру. Человеку, сохранившему нормальные нравственные ориентиры, разум и совесть, в современной Европе очень непросто.

Рейтинг@Mail.ru