Аргументы «поросенковцев»

17.02.2022 - 16:20
Николай Волынский

Восторги, слёзы и нервный смех после просмотра документального фильма  «Дело Романовых.  Следствием  установлено».

 

Т.н. «екатеринбургскими останками» я интересуюсь больше 20 лет. И поэтому с острым нетерпением ждал окончания безразмерного расследования, которое,  в общем, заняло почти треть (!) века. И получило, казалось бы, изящное завершение в виде двухчасового фильма «Дело Романовых. Следствием установлено» — по итогам расследования сборной следственно-церковной комиссии. Кино показали на 1 канале ТВ.

 

С утра и почти до утра  внимательно изучал в записи каждое слово главной следовательницы генерал-майора юстиции М. Молодцовой, поразительные открытия профессора В. Попова, исторические истины выдающихся историков М. Вебера и Е. Пчелова, потрясающие откровения антропологов, генетиков, баллистиков…. Даже рекламу, занявшую почти треть времени, стоически вытерпел. И когда уже под утро закончил работу, вздохнул и плюнул: как же дёшево, тупо, а главное, без тени фантазии или остроумной выдумки  меня обдурили с этими костями. Вернее, попытались, обдурить в очередной раз. И вместе со мной огромное число наших сограждан. 

 

Однако сразу скажу: ничего у церковно-следственной комиссии не вышло. Изучив сотни откликов читателей в соцсетях и на страницах разных газет, я убедился, что большая часть моих соотечественников отнюдь не потеряла разума и здравого смысла. Хотя именно на это рассчитывали создатели фильма и повара всей этой бесконечной каши, которая была съедена уже не однажды.

 

Что меня поразило особенно в откликах и комментариях: даже  ярые приверженцы «поросёнковой» версии — такие, как бывший депутат В. Аксючиц или бывший следователь генпрокуратуры В. Соловьёв, камня на камне не оставили от этого фильма и нового расследования вообще.

Несколько пояснений для тех, кто не знает сути вопроса.

 

В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге уральские большевики расстреляли семью бывшего царя Николая Романова, доктора Боткина, камер-юнгферу Демидову, повара Харитонова и лакея Труппа. Тела вывезли к руднику Ганина Яма, где в течение двух суток их уничтожили — сожгли. Остатки разбросали по разным местам.

 

Главный документ, на который опиралась предыдущая государственная и опирается нынешняя сборная следственно-церковная комиссия, — т.н. записка чекиста Юровского. Доверие комиссаров к ней — безоговорочное.

 

А НАЧИНАЛОСЬ  всё так.

 

В 1979-м, а потом официально в 1991 г. писатель Гелий Рябов и местный краевед Александр  Авдонин отрыли недалеко от города в Поросёнковом Логу «секретную» могилу с захоронением 9 человек и объявили их «настоящими» останками Романовых со слугами. Через несколько лет недалеко от этой могилы в какой-то ямке откопали несколько косточек неизвестного происхождения и нарекли их останками царских детей Алексея и Анастасии. Потом Анастасию почему-то перекрестили в Марию. 

 

В середине 90-х государственная комиссия, отказавшись от проведения исторической экспертизы, на основании сфальсифицированной или, в лучшем случае, некорректной генетической экспертизы объявила, что в Поросёнковом Логу — все-таки Романовы. Церковь не приняла это заключение и была права. Тогдашний Патриарх Алексий Второй и митрополит Кирилл подробно рассказывали, как члены государственной комиссии буквально выламывали им руки, угрожали всякими карами, требуя признать выводы госкомиссии. Но оба иерарха против собственной совести не пошли.

 

Спустя долгие годы кому-то в руководстве РПЦ пришло в голову, что надо все-таки еще раз вернуться к злополучным костям и все сделать заново. Создали грандиозную команду из правоохранителей, ученых и клириков и объявили: теперь все будет, «как при бабушке», то есть, по-настоящему. Изучат все версии, примут во внимание все противоречия и выдадут жаждущей общественности всю правду.

Нам соврали с самого начала. 

 

Никто другие версии, даже самые убедительные, изучать и не собирался. А в состав нынешней комиссии вошли, кроме нескольких новых, практически все те персоны, кто был в скомпрометированной первой, государственной, принявшей решение под  руководством  и бульдозерным нажимом еще не убитого Б. Немцова. И эти новые старые спецы, как было обещано в фильме, приготовили для нас сокрушительные сенсации. 

 

НИ ОДНОЙ сенсации так и не оказалось. Вернее, появились два новых обстоятельства, о которых скажу позже. Но эти «сенсации», вопреки желанию их творцов, вообще вдрызг разбивают их умственные спекуляции вокруг костей, принадлежавших каким-то несчастным людям, которым и по сей день нет покоя.

 

Для того чтобы привести аргументы против «поросёнковцев» (так будем называть для краткости сторонников официальной версии) мне понадобилось бы столько же времени, сколько длится сам фильм, и даже больше. Собственно, такая работа уже сделана несколько лет назад. Тех читателей, кому интересно, как делаются подобные «сенсации» и как фальсифицируются результаты разных экспертиз,  отсылаю к своим книгам «Глокая куздра» и «Наследство последнего императора». Там все в подробностях. Нет только самых последних, действительно, сенсационных результатов, полученных петербургским ученым стоматологом Эмилем Агаджаняном, судмедэкспертом Юрием Григорьевым и их единомышленниками — общественным деятелем Василием Бойко-Великим, публицистом Андреем Мановцевым и многими другими, кому интересны истина, а не выгоды от занятий «поросёнковыми» костями.

 

Выгоды? Да, и очень большие. Потому что, начиная с канонизации Николая Второго и заканчивая возней вокруг «екатеринбургских»  останков,  – все это очень большой бизнес, приносящий огромные доходы. Строительство разных зданий - церковных и гражданских, туристские маршруты, публикации, сувениры... Командировки, конгрессы, банкеты… Да что перечислять? Вот факт навскидку: некоторые члены следственной комиссии,  для того чтобы изучить, могли ли большевики уничтожить в Ганиной Яме трупы, совершили путешествие в Индию. Для чего? Посмотреть, как там индусы сжигают своих мертвецов, заснять на телефоны погребальные костры, подсчитать хронометраж кремации... 

 

И что? Где Индия, а где Урал! Там жара, и леса, хвойного или березняка, нет. А вокруг Ганиной Ямы — зеленое море тайги, жги — не хочу. Да еще бензин и серная кислота, которая ускоряет горение. И с каким выводом приехали? Сжечь трупы в Ганиной Яме  за двое суток было невозможно. 

 

До чего веселые люди, эти индийские «гости»! Ведь, по науке и практике,  на один труп в условиях Ганиной Ямы нужно потратить для сжигания на обычном костре, даже без бензина и серной кислоты, в среднем 5-8 часов. В чем можно убедиться, зайдя на официальный научно-практический портал судебных медиков. Там и программка есть специальная, сами можете подсчитать. 

 

Кроме того, группа петербургского судмедэксперта Юрия Григорьева провела ряд экспериментов и доказала: все правильно написал колчаковский следователь Соколов и не соврал глава сжигателей Ермаков — сожгли всех несчастных в Ганиной Яме. Причем, без особого труда. И даже зубы, о которых была масса споров, в огне почти полностью разрушаются.

 

Но самое смешное, точнее, трагикомическое: в то же самое время поросёнковцы полностью верят Юровскому в одном из его идиотских пассажей. Дескать, он сумел каким-то волшебным образом сжечь трупы «Алексея « и «Марии» всего за полтора часа! И для этого ему понадобилась не гора лесных дров и три бочки  бензина, как Ермакову, но всего лишь  несколько дощечек от ящика для кувшинов с серной кислотой. И времени – всего полтора-два часа.

 

Несколько дощечек для трупов, на каждый из которых требуется 5-6 часов минимум! Два часа на одновременное сжигание двух трупов — такое в реальности возможно? 

 

Задавали этот вопрос профессору Попову. Он отвечал: дескать, конечно, невозможно сжечь два трупа за такое время, но… Юровский не врет. 

 

Это он сейчас так говорит. А раньше говорил совершенно противоположное    лично мне говорил: «Врёт, врёт Юровский! Особенно насчет сжигания трупов!» При свидетелях говорил. Уж лучше бы смолчал теперь. Или объяснил, по каким законам происходит подобная  «эволюция»  научных взглядов. 

 

Так зачем была нужна эта смешная командировка в Индию? Уж лучше бы на Марс слетали, больше пользы. 

 

ДАЛЬШЕ  для экономии времени и места  воспользуюсь методом из исторического анекдота. Маршал Жуков распекает отступившего военачальника. Тот: — «У меня было 125 причин для отступления». — «Назовите все». — «Во-первых, кончились боеприпасы…» — «Все! Остальные причины не важны», – заявил маршал. 

 

То есть, рассмотрим узловые, важнейшие события и факты, которых вполне достаточно для основных выводов.

 

Вот несущая структура официальной «поросёнковой» (так называю для удобства) версии. 

 

ИТАК, в Поросёнковом Логу обнаружились две могилы. В одной (большой) — якобы Николай, Александра, их дочери Ольга, Татьяна, Мария, а также доктор Боткин, повар Харитонов, лакей Трупп, камер-юнгфера Демидова. Потом Марию заменили Анастасией, хотя Анастасия реальная ростом не вышла: приписанный ей скелет, который находится в соборе Петропавловской крепости, на 15 сантиметров выше, чем настоящая царская дочь была при жизни.

 

А через несколько лет  неподалеку нашлась другая могила, малая, с сожженными костями якобы Алексея и его сестры, теперь говорят, Марии. И эта версия по-прежнему строится на главном «евангелии» поросёнковцев — записке чекиста Юровского, в которой содержится масса противоречий, глупостей и даже вранья. Но сводная криминально-церковная бригада записку, видно,  не прочитала. По крайней мере, до конца.

 

А вот генеральша Молодцова прочитала. Вслух. И очень забавно было наблюдать и слышать, как она в кадре цитирует Юровского. «Тут же развели костер и пока готовили могилу, мы сожгли два трупа…», дальше Молодцова намеренно  пропускает часть текста и продолжает: «…на месте сжигания вырыли яму, сложили кости, заровняли…» 

 

А что пропустила?  Пропустила указание Юровского, кого он сжигал.

Сжигал он якобы Алексея и, оказывается,  Демидову, а не Марию или там Анастасию (которой, кстати, в могильнике не должно быть вообще, но об этом — в другой публикации).

 

Видно,  мадам Молодцова, решила, что публика совсем из дураков состоит. И не поинтересуется полным  документом.

 

Нет, тут уж так: если вы признаёте записку Юровского надёжным документом, так не юлите, не подтасовывайте карты и не мухлюйте — хотя бы так неуклюже. Придумайте что-нибудь поизящнее. И признайте, что никакой «Демидовой» в захоронении в Петропавловской крепости быть не должно. Сжёг её ваш Юровский, понимаете, сжёг! «Демидову» сжёг, а не «Марию». А если вы не верите ему в этой части, так объясните, почему не верите. И зачем «улучшили» его злополучную записку.

 

Уже одного этого неуклюжего вранья достаточно, чтобы рухнула вся конструкция «индийских путешественников». Детский сад какой-то. 

 

ЕЩЁ БОЛЕЕ УБИЙСТВЕННАЯ деталь. О ней неопровержимо свидетельствует первооткрыватель могильника в Поросёнковом Логу — писатель и почетный милиционер (ныне покойный) Гелий Рябов.

 

Еще раз напоминаю: согласно «поросёнковой» версии, в большой могиле в Поросёнковом Логу не нашли «Алексея» и «Марию» (или «Анастасию» — как кому угодно). «Алексей» обнаружился в соседней, малой.

 

Но — внимание! — вот, что утверждает Рябов, и это чрезвычайно важное свидетельство. Он из большой могилы (малую еще не «открыли») решил взять на память три черепа:  

« …Решаем: череп Николая Второго до времени оставит у себя Саша. Два других (один явно женский, зубы мудрости не вышли на поверхность, это девушка и значит — одна из дочерей. Второй — вроде бы принадлежит мальчику. Ну, конечно же, это Алексей Николаевич!..)». (Гелий Рябов. Как это было. М., Политбюро, 1998 г., стр. 72). 

 

Но это еще не всё. Скоро Рябов даст сведения – официально – правоохранительным органам,  под подписку о даче правдивых показаний. 

 

Он  дал показания под протокол прокурору Свердловской области В. И. Туйкову в сентябре 1991 года. И этот документ приведен  в самой солидной работе по теме — в монографии академика В.В. Алексеева «Гибель царской семьи: мифы и реальность». Тут я вынужден процитировать побольше, но это ключевой момент.

 

«В 1989 году я опубликовал в журнале «Родина» [приложение к газете «Правда». — Н.В.] очерк об убийстве царской семьи «Принуждены вас расстрелять…».

 

После этой публикации мне позвонил судмедэксперт Абрамов С.С. и предложил посмотреть имеющиеся у меня фотографии и слепок [черепов]. Я ему предоставил ряд фотографий, вернее, предоставил ему фотопленку, с которой он сделал ряд фотоснимков. Я предоставляю 12 фотографий, изготовленных им, и с его цифровыми обозначениями черепов на каждой из них.

 

После исследования фотографий и слепка с черепа с не заращённым лобным швом (подчеркнуто мной; это череп подростка. – Н.В.) Абрамов передал мне отпечатанные на машинке описания трех черепов, которые мы извлекли из захоронения в 1979 г.

 

Из них следовало, что череп № 1 принадлежал женщине примерно 16-20 лет. Строение черепа – (долихокран) с характерно опущенной затылочной частью. 

 

На черепе имеются входное и выходное пулевые отверстия.

Череп № 2 принадлежал мужчине примерно 12-15 лет. Строение черепа — (долихокран) с характерно опущенной затылочной частью.

Череп № 3 принадлежал мужчине примерно 40-60 лет. Строение черепа — (лизокран).

 

Устно он сказал, что с большой долей вероятности, вернее, осторожности, по форме черепов, подбородков и возрасту, можно предположить, что это отец, сын и дочь. О том, что эти черепа могут принадлежать членам семьи Романовых, он мне не говорил.

К объяснению прилагаю ксерокопии пояснений Абрамова С. С.

Объяснение мною прочитано, с моих

слов все записано верно                     Г. Рябов

Объяснение взял:

Ст[арший] пом[ощник]

прокурора                                             В.А. Волков

 

Архив прокуратуры Свердловской области. Подлинник».

 

ИТАК, отец, сын и дочь.

 

Если отец, как утверждают официальные лица, — Николай Второй, то сын — Алексей, безусловно. И это его, цесаревича,  череп, на самом деле  не сожженный  Юровским, Рябов нашел в общей могиле. И, нет сомнений, что весь скелет «Алексея» находился тоже в общей могиле, под шпалами, а не в ямке с 70 граммами косточек. И именно его череп, подростка 12-15 лет, царского сына, Рябов потом, когда его совесть заела,  возвратил в общую могилу. 

 

Куда девался череп подростка мужского пола?

Куда девался скелет подростка мужского пола 12-15 лет?

Куда девались останки мальчика, который, по утверждению официальных комиссаров-поросёнковцев, должен быть «цесаревичем Алексеем»? 

 

Череп его исчез после официального вскрытия могильника 11-13 июля 1991 года. Таинственным образом. 

 

А скелет где? 

 

Скорее всего, останки мальчика из большой общей могилы реставраторы  разобрали на запчасти к другим скелетам. Всё равно все они были не в комплекте. И до сих пор не хватает примерно половины костей.

 

Главное,  череп подростка 12-15 лет мужского пола, по совершенно обоснованным соображениям официальных гробокопателей, был в общей могиле неуместен. Ему полагалось быть в другом месте. 

 

Но и в другом месте, оказывается, черепа тоже не было. Значит, не было там и останков «Алексея», «сожженного» отдельно вместе с Демидовой (Марией?). А если Рябов не врет (а с чего бы ему врать?), то, безусловно,  «Алексей»  был  в общей большой могиле, а не в малой, где его потом «нашли». 

 

Ладно. Череп подростка пропал, сторонники поросёнковой версии успокоились. Но тут, как на грех, в большой могиле обнаружились... два зуба подростка! Безусловно, они выпали из того злополучного черепа и сразу замечены не были.

 

Поднялся большой шум. Некоторые из исследователей, и яростнее всех — профессор В. Попов, заявили, что в первом могильнике погребены были останки десяти человек, а не девяти, а значит, версия Юровского, а с ней и официальная летят к черту. Генетик Павел Леонидович  Иванов взял  «криминальные»  зубы на анализ… 

И зубы пропали. Навсегда и без следа.

 

Сам П.Иванов рассказал, что он их истратил полностью в ходе изучения, но результатов, увы,  не получил никаких. Это как если бы в одиночку выпить сразу ящик водки и — никаких результатов. Бывает, конечно. Теоретически.

 

Поскромничал П.Иванов. Результат он получил — тот, что и требовалось: на нет и суда нет. Нет незапланированных  зубов, значит, и не было. Говорили потом некоторые участники расследования, что Иванов их просто выбросил на помойку, но поди докажи.

 

ПОСЛЕ ЭТОГО все заявления и клятвы следственно-церковной комиссии, все заклинания ее комиссаров, все ее сеансы публичного гипноза  не стоят и тех советских 15 копеек чеканки 30-х годов, лежавших в ямке рядом с 70 граммами чьих-то косточек. Монеты из другой эпохи, кстати, тоже компрометируют малое захоронение «Алексея» и «Марии». Как и обрывок тельняшки «Алексея», которая чудесным образом уцелела в огне.

 

Издатель интернет-ресурса «Русская народная линия» А. Степанов, прочитав вышеизложенное, воскликнул: «Не могли Рябов и Никитин утверждать, что это был череп именно подростка мужского пола. Ведь они не антропологи!».

 

Справедливо замечено: не антропологи. Хотя С.С. Абрамов — судмедэксперт, и его квалификации достаточно.

 

Но даже если он совершенно неграмотен в своем деле, тем не менее,  определить пол умершего по черепу — пара пустяков. Это может сделать каждый читатель. Есть несколько явных и принципиальных отличий мужского черепа от женского, они сразу бросаются в глаза. 

 

Но достаточно одного – формы глазниц. 

 

Теперь читатель сам может определить половую принадлежность черепов на фото.

 

ЧТО ЖЕ СЛЕДУЕТ  из никем не опровергнутых показаний Юровского и Рябова?

 

Всё фальшивка. 

 

Фальшивый скелет «Демидовой», находящийся  в Петропавловке   — она, согласно «евангелию» от  Юровского была сожжена в Поросёнковом Логу. 

 

Фальшивая экспертиза «Алексея» (он был в другом месте). 

 

Фальшивые останки «Анастасии» (по росту не подходят и по историческим данным — Анастасия  умерла совсем в другом месте и в почтенном возрасте). Мало?

 

ГЛАВНАЯ  «сенсация» фильма заняла почти половину времени. Это была реконструкция расстрела. Сделали макет комнаты, позвали насельников из монастыря, девочек и мальчиков, расставили их по местам. Мальчики — «чекисты», девочки — «жертвы расстрела». Кульминация: из лазерных указок мальчики «расстреливают» девочек. Отвратительно! 

 

Конечно, бывают еще более тяжелые и угнетающие душу следственные эксперименты. Но, во-первых, в этом эксперименте  какой смысл? Мы и без него знаем, что Романовых расстреляли. Как расположение действующих лиц помогает нам понять, кто же захоронен в Поросёнковом логу? Никак. 

 

Во-вторых,  непонятно, зачем такую мерзость — пусть даже  расстрел понарошку — показывать всем. Эти кадры вызвали особенное возмущение массы зрителей и читателей. Да, с художественным вкусом у авторов фильма явно не всё в порядке. И с этикой.

 

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, в  фильме есть кое-что новое. Уже не названа «царицей доказательств» генетическая экспертиза. И главный начальник по генетике профессор Е. Рогаев уже не утверждает: «Безусловно, наша экспертиза неопровержимо доказала…». Он высказывается более корректно, употребляя слова «возможно», «не противоречит» и т.д., хотя под конец и корректность ученого ему изменяет. 

 

Но самое смешное в другом. Команда генетиков  снова обратилась к тем же сравнительным генетическим материалам, которые сам же Рогаев  и  его предшественник Павел Иванов, главный стойкий «поросёнковец», раньше признали совершенно непригодными для анализа. То есть, снова вытащили на свет божий  злополучную рубашку Николая Второго  со следами крови. О ней директор Эрмитажа М. Пиотровский и его главный герольдмейстер Г. Вилинбахов, попавший к нам, очевидно, прямо из Средних веков, уверенно заявляли, что рубашка только на 80 процентов подлинная, а на 20 процентов — нет. Какую же из частей исследовали генетики? И как они отличали одну от другой?

 

Надо было видеть эту потеху, как таинственно разворачивают перед зрителями злополучную рубашку со столетними,  уже выгоревшими следами крови, со столетней пылью, грязью и, безусловно,  со следами ДНК сотен посторонних людей:  будто скатерть-самобранку расстилали. И что «доказали»? Что череп № 4 — «Николай». 

 

ОДНАКО СОВСЕМ НЕДАВНО петербургский ученый стоматолог  высшей категории Эмиль Агаджанян неопровержимо  доказал иное: череп № 4 принадлежать Николаю никак не может. Принципиально.

 

Эмиль Гургенович проделал скрупулезную историко-стоматологическую экспертизу, никем до сих пор не опровергнутую. Там нечего опровергать. Но, вопреки обещаниям комиссаров, так и не рассмотренную нынешней криминально-церковной комиссией. Хотя бы для приличия сказали: нет, ошибся Э. Агаджанян. Не сказали. Потому что не ошибся. А обещали рассмотреть все версии. Обманули.

 

И еще насчет генетиков — в который раз надо объясниться. В современной мировой следовательской практике генетическая экспертиза в таких и похожих делах имеет право голоса в предпоследнюю очередь. Потому что со временем возникла парадоксальная ситуация. Методы генетического анализа стали настолько изощренными и в отдельных случаях высокоточными, что их, оказывается, можно очень легко подделать. Это способен совершить любой ребенок за две секунды. 

 

Вот аналогия для ясности: кузов армейского советского автомобиля УАЗ-3151 вы и молотком не пробьете, по крайней мере, сразу. Но кузов современного автомобиля можно разрезать кровельными ножницами. Как за пару мгновений сфальсифицировать материал для генетического анализа,  можно узнать из моей книги «Глокая куздра». Там подробная инструкция. Череп любого, скажем, афро-африканца или славяно-славянина или даже череп мартышки каждый без труда сделает «романовским». Даже мужчину выдать за женщину — сущий пустяк.

 

Нам же сейчас еще более интересно другое.

 

Из костей «Алексея» и «Марии», подвергшихся действию огня — это 600-800 и выше градусов по Цельсию,  генетики якобы выделили митохондриальную  ДНК и «доказали» все, что им было заказано.

 

Но любой мало-мальски грамотный судмедэксперт знает, что в костях, нагретых хотя бы  до 150 градусов никакой ДНК уже не остается! Сошлюсь на профессионалов. Адресую читателя к журналу «Судебно-медицинская экспертиза». — М., 2016 — №6. — С. 4-9. 

«Показано, что уже температура 150 °С в течение 2 ч.  может превратить кость в совершенно непригодный для генотипирования объект, утративший свои индивидуальные генотипические признаки. Примечательно, что внешне такая кость почти неотличима от нативной. Если же объектом генотипирования является костный материал, термическое воздействие на который определяется невооруженным глазом — например, кость находится в стадии обугливания, выраженного черного каления, а также серого и белого каления, то в таком объекте установить достоверный генетический профиль хромосомной ДНК практически невозможно».

 

В напечатанной рядом статье ученые судмедэксперты утверждают, что то же самое относится и к митохондриальной ДНК, разницы практически никакой.

 

Так что там за чудеса совершили генетики в Поросёнковом Логу? Какую ДНК выделили из горевших костей несуществующего «Алексея» и неизвестной «Марии»?

 

Полагаю, что насмехаться над ними не стоит. А попросить Игоря Кио, чтобы он их взял к себе работать какой-нибудь цирковой фокус. Хотя сомневаюсь, что он согласится: Кио  — специалист все-таки. 

 

Есть в фильме и вообще в этой истории ситуации совершенно печальные. Тяжело было наблюдать за дрожащим профессором В. Поповым, который 20 лет вполне обоснованно утверждал, что на черепе № 4 («царь») нет и не может быть никакого следа от сабельного удара, а потом вдруг прозрел и «нашел» несуществующий след сначала на лбу черепа (Николая японец ударил мечом по правому виску). А потом передумал и «нашёл» след  почти на темени. 

 

Но даже стойкий «поросёнковец»  криминалист В. Соловьев сделал из Попова такой бифштекс, что жалко стало несчастного профессора. «Никто не мог и не может найти на черепе № 4  следа от удара японской сабли, - заявил В. Соловьев, - потому что именно эта часть черепа разрушена действием серной кислоты». И напомнил всем, как яростно В. Попов два десятилетия подряд выступал против поросёнковой версии. А что заставило его, профессора, неожиданно поменять свои взгляды, В. Соловьев не сказал.

 

Добавлю еще пару траурных  слов.

 

Не кто иной, как Вячеслав Леонидович Попов вместе со своим коллегой известным японским генетиком Тацуо Нагаи в свое время блестяще доказал, что вывод официальных генетиков о принадлежности «поросёнковых» костей Романовым — подлог и фальшивка. 

 

Дело было так. Профессор Тацуо-сан, получив данные экспертизы  «поросёнковца» генетика П. Иванова, сравнил со своими и заявил на весь свет: в Поросёнковом Логу — не Романовы. «Поросёнковцы» подняли вселенский вой. Тогда японский профессор решил еще раз (скрупулезность у японцев в крови) проверить себя и попросил Попова прислать ему несомненно надежный исходный материал. Вячеслав Леонидович поступил как настоящий Штирлиц: прислал в Японию образцы материала великого князя Георгия, брата царя. Но для верности эксперимента не сообщил об источнике. То есть, японский ученый  получил подлинный материал  генома Романовых и сработал втёмную. И, к собственному потрясению, еще раз получил те же результаты: в Поросёнковом Логу — не Романовы.

 

Что теперь на этот счет говорит профессор Попов? А ничего, мычит что-то невнятное.

 

Он же, добавлю, в свое время в пух и прах разнес метод компьютерного совмещения черепов и фотографий. Резонно утверждал, что метод этот порочен по определению. Вдобавок  в мире существует масса похожих друг на друга людей, так что никакой  решающей роли совмещение фотографии и черепа, как минимум, играть не может. А сегодня он превратился чуть ли не в шамана: просто-таки  поклоняется методу, который  вчера с удовольствием  оплевывал.  Такая наука у этих комиссаров, однако.

 

И окончательно добивает своих коллег по несчастью тот же В.Н. Соловьев, который, кстати, никак не может избавиться от кошмаров (ему все кажется, будто академик В.В. Алексеев даже по ночам преследует его своими заявлениями, будто Романовых вовсе не расстреливали; откуда Соловьев  взял эту чушь?). 

 

ИТАК, В.Н. Соловьев: «Антрополог Добровольская говорит там (в кино) о том, что в ходе проведенной антропологической экспертизы обнаружены некие изменения в костях цесаревича, свидетельствующие о заболевании гемофилией. При этом она называет объект исследования: по словам Добровольской, это фрагмент бедренной кости Алексея.

Среди фрагментов, найденных в районе Поросёнкова Лога в 2007 году, действительно, есть один-единственный фрагмент бедренной кости. Но принадлежит он не цесаревичу, а великой княжне Марии Николаевне! И никаких признаков гемофилии у нее, разумеется, не было. У женщин она внешне вообще не проявляется» (Московский комсомолец.  2 февраля 2022 г.)

 

Не знаю как кто, но после такого я лично не знал бы, куда от стыда скрыться. Разве что в Индию.

 

А теперь, наконец,  о главных  обещанных «сенсациях». Честно говоря,  чуть не помер от смеха.

 

Генерал-майор М. Молодцова: «Колчаковский следователь Соколов никогда не утверждал, что Романовы были сожжены в Ганиной Яме. Он только предполагал такое, но неизвестно почему». 

 

Но ведь это же неправда. Не «предполагал» Н. Соколов, но именно утверждал. Вот, из главы XXII следственного дела Соколова.

«Главная цель [сжигателей. – Н.В. ] была уничтожить трупы. Для этого, прежде всего, нужно было разделить трупы на части, разрезать их. Это делалось на площадке.

Удары острорежущих орудий, разрезая трупы, разрезали и некоторые из драгоценностей, втоптанные в землю.

Экспертиза установила, что некоторые из драгоценностей разрушены сильными ударами каких-то твердых предметов: не острорежущих орудий. Это те именно, которые были зашиты в лифчиках Княжон и разрушены в самый момент убийства пулями на их телах.

Части трупов сжигались в кострах при помощи бензина и уничтожались серной кислотой. Оставшиеся в телах пули падали в костры; свинец вытапливался, растекался по земле и, охлаждаясь затем, принимал форму застывших капель, пустая оболочка пули оставалась.

Сжигаемые на простой земле трупы выделяли сало. Стекая, оно просалило почву.

Разорванные и разрезанные куски одежды сжигались в тех же кострах. В некоторых были крючки, петли и пуговицы. Они сохранились в обожженном виде. Некоторые крючки и петли, обгорев, остались неразъединенными, нерасстегнутыми.

Заметив некоторые оставшиеся предметы, преступники побросали их в шахту, пробив в ней предварительно лед, и засыпали их землей».

 

Еще в фильме гражданка в рясе восклицает: «И ведь ни одной косточки не нашли в Ганиной Яме!». Ей вторят другие ученые и не ученые мужи и жены: «Главное, зубов не нашли! А они не горят. Значит, никто здесь никого не сжигал».

 

Ну, во-первых, зубы неплохо горят, а некоторые даже сгорают, и это доказала группа экспертов Григорьева-Теплова. Во-вторых, кости (остатки) в Ганиной Яме  нашли, и эти, найденные, кости описывают следователь Соколов и врач-эксперт Белоградский. Кстати, косточки эти Соколов вывез, и они хранятся в одном из православных храмов Брюсселя. А в-третьих, с какой это стати главный трупожог Ермаков будет оставлять будущему следствию в Ганиной Яме остатки костей и те же зубы? Всё после себя подмели, убрали, вывезли. То, что не сгорело,  разбросали по болотам. Но кое-что пропустили. Зачем же так бездарно врать под кинокамеру? У большой лжи вообще короткие ноги, а у такого мелкого вранья еще меньше. Кстати,  даже генералам от юстиции иногда полезно хотя бы по одному разу читать первоисточники.

 

В другом месте мадам генерал-майор  заявляет, что была проведена еще одна суперважная экспертиза.  ДНК одного из слуг (не сказала, кого) сравнили с ДНК его правнука (тоже не сказала) и – как вы думаете, что? Полное совпадение! Это вам не сомнительный «Алексей».

 

Кто же этот таинственный правнук? Да это же историк Петр Мультатули, а его прадед — повар Харитонов. А вот что П. Мультатули сам говорит по этому поводу в интервью «Комсомольской правде» от 19 мая 2018 г.: «В 2009 году ко мне обратился Владимир Соловьев (следователь-криминалист, с 1991 по 2015 год занимавшийся делом об убийстве царской семьи. - Ред.) и предложил пройти ДНК-экспертизу. Но в тот момент уголовного дела не было, так что по большому счету проводить ее они не имели права. Я предложил им обратиться к моему отцу, так как он ближе стоит к Ивану Харитонову, чем я. И через две недели нам сообщили, что мы и человек, останки которого были найдены, родственники. Но я скажу вам как бывший следователь, что одна лишь генетическая экспертиза не может быть доказательством. Если, например, выяснится, что тела лежали в болоте, то ДНК там не сохраняется. Поэтому я не могу говорить, что под Екатеринбургом был найден мой прадед».    

 

В другом месте он сообщил, что родственники Анны Демидовой обратились с просьбой провести сравнительный генетический анализ ее «останков». И получили ответ: у Демидовой ДНК не сохранилась. Как интересно, знаете ли! У «Романовых» сохранилась, а у «Демидовой» — нет. Это почему же? Вроде бы в одной яме находились.  Как вам такое следствие? 

 

Дальше в качестве свидетеля был посмертно приглашен бывший чекист Исай Родзинский. Это очень серьезный свидетель и показания его мощные.  Родзинский  лично участвовал в уничтожении трупов. И дал показания под запись в Радиокомитете в 60-х гг. Но и тут нынешние следователи не удержались от грубой фальсификации. Прокрутили запись, где Родзинский рассказывает, «как этих голубчиков» стали жечь. Но его утверждения, что сожгли Николая и доктора Боткина, и другие принципиально важные детали,  комиссары просто вырезали. 

 

«Но вот, помню, Николай сожжен был, был этот самый Боткин, я сейчас не могу вам точно сказать, вот уже память. Сколько мы сожгли, то ли четырех, то ли пять, то ли шесть человек сожгли. Кого, это уже точно я не помню. Вот Николая точно помню. Боткина и, по-моему, Алексея. Ну, вообще, должен вам сказать, человечина, ой, когда горит, запахи вообще страшные. Боткин жирный был. Долго жгли их, поливали и жгли керосином там, что-то еще такое сильно действующее, дерево тут подкладывали. Ну,  долго возились с этим делом. Я даже, вот, пока горели, съездил, доложился в город и потом уже приехал. Уже ночью было, приехал на легковой машине, которая принадлежала Берзину».

 

Когда начали они свое жуткое дело? По Юровскому, «около 4 1\2 утра 19 июля машина застряла окончательно [в Поросёнковом  Логу]…». При этом, ехали они в сторону города (свидетель сын путевого обходчика Василий Лобухин), а Юровский врёт, что в сторону каких-то дальних шахт, но не доехали, знать. 

 

Считаем время: «часам к 7 утра яма… была готова». Допустим, чтобы засыпать ее, понадобилось около часа, дадим Юровскому фору, хотя, конечно, для засыпания такой ямы нужно минут 30-40. Значит, минимум в 8 часов утра освободились. Следовательно, на всё, вместе с  сжиганием, потратили самое большее 3 с половиной часа. А в  воспоминаниях 1934 г., с которыми Юровский выступал перед группой большевиков, он утверждает, что уже в 5-6 часов утра все закончили. То есть, вообще за полтора часа справились!

 

Однако, Родзинский, сам того не желая, мокрого места не оставляет от версии  Юровского. Он должен, по договоренности между ними, утверждать, что могильник в Поросёнковом Логу — подлинный, а на деле разоблачает товарищей-чекистов.

 

Еще раз отметьте: пока копали и жгли, Родзинский успел съездить в город. Утром уехал — у него было совещание в городе, в помещении театра. Вернулся уже ночью, а работа все шла — он не говорит, что была закончена. Так что, по меньшей мере,  кремация, похороны, строительство мостика  заняли  почти сутки — с ночи до ночи. Какие  там 3, 4 или пусть даже 4,5 часа? И все на виду у немалого числа людей. Рядом – сторожка обходчика, переезд, город уже неподалеку, дороги к Сибирскому тракту…

 

В этой же записи Родзинский, чуть раньше, еще раз проговаривается. Во время своей «работы», они ходили в деревню молоко пить. Какая деревня близ Поросёнкова Лога? Никакой. А около Ганиной Ямы? Коптяки. Здесь и была больше всего занята команда сжигателей. Позволяла себе перерывы, кто-то мог за пару километров сходить попить молока.

 

Следственно-церковная комиссия, очевидно, просто не заметила столь вопиющие нестыковки. Такое возможно? 

 

НА САМОМ  ДЕЛЕ,  Родзинский рассказывает о том, что происходило на Ганиной Яме, но невольно переносит события в Поросёнков Лог. Он старательно пытается придерживаться условленной ранее дезинформационной версии, однако справиться с упрямыми и страшными фактами, которые оставили слишком глубокий след в памяти, он не в силах. И, сам того не желая, выдает правду.

 

Если не так, то откуда в Логу теперь взялись уничтоженные  «Николай» и «Боткин»? И откуда появились «то ли четыре, то ли пять, то ли шесть» уничтоженных трупов?

 

Более того. Выходит (по Родзинскому), если дело происходило в Поросёнковом Логу, то  команда Юровского жгла трупы ночью и потом целый день до следующей ночи на виду у всех. А ведь около сторожки путевого обходчика Якова Лобухина, неподалеку от Поросёнкова Лога, «в 150 саженях» от увязшего автомобиля, собрались «три подводы дачников»: проезд на Коптяки был закрыт. Они пили чай и терпеливо ждали до утра, когда откроют дорогу. 

 

«Около 12 часов ночи», как свидетельствуют отец и сын Лобухины,  со стороны Коптяков появился грузовик. Он-то и застрял в болотистом Логу. Но  никто из дачников  в эту ночь и на следующие день и ночь так и не  увидел  «землекопов», а с ними  сжигателей. И костра не видели.  Невыносимого смрада горящих трупов не унюхали.

 

Между тем, сын Лобухина Василий кое-что увидел. Солдаты ехали в кузове застрявшего грузовика. Солдаты, а не трупы. Солдаты и выстроили тот самый мостик через Лог — быстро, не привлекая к себе внимания.  Наутро Яков Лобухин  ходил к месту, где застрял грузовик. Обнаружил, что  застрявшие сделали  мостик из шпал и тёса; материал вытащили из забора Лобухина  без разрешения хозяина. Тёс Лобухин взял, шпалы оставил. Главное,  он не увидел в Логу могильного холма. И вообще никто не увидел.

 

А могильный холм должен быть, безусловно. Ведь в  том месте — не бездонная трясина. Иначе никаких останков здесь вообще никогда не обнаружили бы. Материковое основание в могильнике — гранит. Яма же, как сообщает Юровский, была «аршина в 2 1\2 глубины, 3 1\2 в квадрате», то есть немногим больше 1,5 метра глубиной и  2,5 метра на 2,5 в периметре. Зарыть здесь  9 трупов  и не оставить могильный холм невозможно. 

 

Нам говорят, обошлось без холма потому, что на болоте всё дело происходило. И что? Лишнюю землю, место которой заняли трупы,  никто не вывозил. Просочилась сквозь гранит?

 

И вообще, пусть объяснят, как похоронщики Юровского  умудрились здесь копать, да еще так быстро? Твердят же соучастники: Поросёнков Лог — «топь, болото, трясина». Дать генерал-майору М. Молодцовой лопату и пусть бы попробовала что-нибудь выкопать в трясине. За два-три часа. Или пусть даже  за день.

 

Похоже, ни генералы, ни майоры такой ерундой, как необходимое  разрешение противоречий, обнаруженных в ходе следствия, себя не утруждают. И не наше хамское дело знать, что там на самом деле сообщил Родзинский. Приказал врач — еще живого больного в морг, значит, в морг.

 

И никто не объяснил, почему Юровскому априори неограниченное  доверие, а главный сжигатель Петр Ермаков у церковно-следственных комиссаров оказался в немилости. Между тем, его версия ничуть не хуже «поросёнковой». Даже лучше, потому что непротиворечива и доказательна. Так что же, Юровскому верить можно, а Ермакову нельзя? Чем насолил?

 

ВОТ ЧЕМ: «С 17-го на 18 июля я снова прибыл в лес, привез веревку, меня спустили в шахту, я стал каждого по отдельности привязывать (то есть трупы привязывать), по двое ребят вытаскивали эти трупы. Когда всех вытащили, тогда я велел класть на двуколку, отвезли от шахты в сторону, разложили на три группы дрова, облили керосином, а самих (то есть трупы) серной кислотой. Трупы горели до пепла и пепел был зарыт. Все это происходило в 12 часов ночи 17-го на 18 июля 1918 года. После всего 18-го я доложил. На этом заканчивая все. 

                                                         29.10.47 г. Ермаков (орфография оригинала)».

 

НУ И ПОД КОНЕЦ авторы фильма и вовсе рассказали нам пару анекдотов.

 

Неожиданно в команде профессионалов появляется какой-то американский президент по фамилии Разорваки или Саранданаки – не успел точно записать. Он нам рассказал сказку, о том, что кто-то где-то на барахолке купил «подлинный» медальон императрицы Александры. Говорят, на той  барахолке до сих пор продают столь же подлинные пиратские карты капитанов Флинта, Кидда и Моргана с точным указанием, где пираты закопали несметные сокровища. И что? Есть любители, покупают…

 

Странный медальон уже изначально.  Императрица, видно, так любила сама себя, что для себя, родной, на память поместила в медальон собственную фотографию и прядь своих волос. Для кого-то — понятно, но для себя? Впрочем, не в этом фишка, как говорят. А в том, что генетики по этим волосам, которым больше ста лет,  сразу идентифицировали искомый скелет из Поросёнкова Лога. Императрица — и всё! Что, скептики, съели?

 

А вдобавок — контрольный выстрел, то есть дополнительным аргументом по темени: еще одни волосы! За древней рамкой  с фото нашли еще более древние волосья — бабушки бывшего царя. Опять анализ — все совпало. Кто бы сомневался!

 

Только с каких это пор датские королевы превращают свои портреты в хранилище волос? Прядь волос в медальоне — обычное дело, а за рамой портрета? Такое везенье.

 

Невольно всплывают в памяти шуточные стихи, приписываемые разным поэтам начала ХХ века. 

За рамкой этого портрета была запрятана монета.

Так некто из моих знакомых за рамой прячет насекомых.

 

И сегодня такое бывает.

 

Что же касается президента Саранданаки, не сомневаюсь, что в следующий раз он очень вовремя и кстати обнаружит рояль в соседних кустах. Если попросят.

 

ВОЛОСЫ, действительно, используются и сейчас в повседневной практике для установления отцовства или материнства. Но, во-первых, президент Разорваки сначала должен доказать, что и медальон, и волосы в нем — подлинные, от Александры. Такие доказательства аутентичности  пусть даже не подложного медальона и  пряди волос  столетнего возраста можно искать до следующего ледникового периода. Но даже если бы доказательства  и объявились, все портит одна мелочь: волосы для анализа нужны свежие, с фолликулами. Или президент Разорваки будет утверждать, что императрица специально рвала у себя из головы волосы с корнями, чтобы предусмотрительно, через столетие, облегчить дело рогаевским генетикам? Но даже пусть и рвала (это же как больно, мама!).

 

Ни одна лаборатория,  оказывающая  услуги установления отцовства и материнства, сегодня не примет на анализ волосы без фолликул (корневых луковиц).

 

Правда, отдельные специалисты утверждают, что в некоторых случаях и  с помощью самых современных и довольно дорогих методов все-таки возможно извлечь митохондриальную ДНК даже из волос без фолликул — для установления родства по материнской линии. Но только ее — летучую и малонадежную. Тем не менее, в нашем случае возникает другая проблема — логически неразрешимое противоречие. Для того чтобы доказать, что волосы из медальона принадлежали бывшей императрице Александре, нужно сначала доказать, что в Поросёнковом Логу найдена настоящая Александра. Причем  никаких сто-  или тысячепроцентно неопровержимых доказательств не может быть по определению. Экспертиза все равно остается в пределах «возможно-невозможно», «исключено-не исключено». И никаких «доказано».

 

НАКОНЕЦ, В ПОЛНЫЙ ВОСТОРГ приводит эпизод с баллистической экспертизой. Голос за кадром, я понял, генеральский, сообщает: «Выводы исторической экспертизы о том, что убийцы сначала глумились над телами царской семьи и их приближенными… подтверждает баллистическая экспертиза» (!).

 

Как это у них получилось? В каком краю глумление — насилие, избиения, следы травм, органика, вроде следов спермы и т.д., а в каком  — баллистика? 

Все равно, если бы вы решили рулеткой измерить температуру воздуха за окном. 

 

Как доказали «глумление»? И нам специалист, наверное, участник А. Кожин сообщает, что в трупах из Поросёнкова Лога найдены пули от браунинга. А браунинг был у чекиста расстрельщика Никулина. 

 

Ничего не понимаю. И что из этого открытия следует? Только то, что у Никулина был один-единственный браунинг на планете, который бельгийская фирма FN Herstal  выпустила специально для него в 1889 году. И с тех пор  больше ни одного браунинга не произвела.

 

Так что не совсем  грустный фильм в итоге вышел. 

 

…Сегодня гальванизация — тупая, бездарная, вопиюще безграмотная — неизвестных трупов, вернее, костей из  Поросёнкова Лога  имеет ближние и дальние цели. И неизбежно будет иметь весьма неприятные последствия для властей мирских и церковных.

 

В качестве иллюстрации использована картина Иеронима Босха «Извлечение камня глупости».

Рейтинг@Mail.ru